В этом размышлении излагается перспектива членов Общества, которые вспоминают в этот день всех своих собратьев, достигших славы Царствия.  
***

Когда мы говорим об Обществе Иисуса, скорее всего мы представляем его себе та­ким, какое оно есть сейчас, – мы думаем обо всех иезуитах, которые живут в мире сегодня. Мы чувствуем единение с ними, мы разделяем их радости и печали, мы работаем с ними и для них; мы живем с ними вместе, вдохновляемые общими устремлениями и объе­диненные общим намерением исполнить миссию, доверенную Обществу Господом нашим в Церкви.

Нам известна, по крайней мере, в общих чертах, долгая и тревожная история Ордена, ее игнатианское начало и особенности духа основателя. Мы знаем немного об истории жизни первых собратьев св. Игнатия и быстрого роста Общества. Нам из­вестны его успехи и провалы, мужество его мучеников, его смелые миссионерские предприятия, многочисленные научные достижения ученых- иезуитов.

И все же, размышляя над этой богатой историей и уроками, которые мы должны из нее извлечь, можно думать о ней как навсегда ушедшем прошлом. Ведущие фигуры многих событий, оказавшие непреходящее влияние на жизнь иезуитской семьи (не говоря уже о тех, чьи имена мы не найдем ни в одном историческом повествовании), могут показаться отдаленными от нас, лишенными живой, человеческой связи с нами.

Праздник всех членов общества Иисуса, пребывающих со Христом во славе, предназначен для того, чтобы помочь нам в свете веры преодолеть этот ограничен­ный подход, а также понять и осознать наши отношения с собратьями, кото­рые, пребывая на небесах с воскресшим Господом, через Него, с Ним и в Нем живут в живом и деятельном единстве с каждым из нас.

Богословие наших дней в своем стремлении углубить понятие «народа Божия» и пролить новый свет на действительность Мистического тела Христа внесло суще­ственный вклад в достижение более живого понимания не только Церкви как общи­ны и связей, объединяющих ее членов, но и эсхатологической природы Церкви in via. Таким образом, оно ярче осветило близкий союз Церкви на земле с Церковью на Небесах. Глава VII Догматической конституции Lumen Gentium («Свет народам») и литургические тексты этого праздника содержат восхитительно ясное изложение основных черт этой богословской концепции. Следствия этой концепции особенно важны для под­линных, живых взаимоотношений между иезуитами и их братьями, которые уже пребывают в блаженном видении, живут, полностью погрузившись в жизнь Пресвя­той Троицы, участниками которой являемся и мы. Как союз между Церковью in via и Небесной Церковью является действительностью не только в онтологическом смыс­ле, но и, в первую очередь, в смысле живых взаимосвязей, так же является действи­тельностью и связь между Обществом Иисуса на земле и той частью Общества, ко­торая находится уже на Небесах.

Св. Игнатий, св. Франциск Ксаверий, все наши святые и блаженные не только живы во Христе, но и более напряженно и действенно, чем прежде, продолжают тру­диться на благо Церкви и Общества, которые они так любили в этой жизни. Единые со Христом, единственным Посредником, они постоянно заступаются за нас перед Отцом. То же можно сказать и обо всех членах Общества, которые ныне пребывают во славе Господней, даже если они никогда не будут официально причислены к лику святых или блаженных. Нам не известны ни их имена, ни их число. Однако мы знаем, что все они – socii Jesu, общники Иисуса; что их очень много; что среди них есть представители всех рас, наций и народностей, всех классов общества и поколений; что они работали в самых разнообразных условиях, участвуя в самых разных апостольских предприятиях.

Найдется ли среди нас хоть один человек, который не знал бы какого-нибудь отца или брата, которого любил или которым восхищался, чувствуя в нем живое присутствие Бога? Сколько иезуитов, ныне умерших, помогли нам, направляя нас на нашем пути к Господу, давали нам советы, помогая распознать свое призвание, наставляли нас во дни нашего учения, были нашими наставниками или товарищами по апостольству и нашими истинными братьями по жизни в общине? Сколько мы знаем других иезуитов, с которыми мы были более или менее тесно связаны на разных этапах нашей жизни в Обществе? Однако из-за своих человеческих слабостей, пока эти люди все еще с нами, мы зачастую лучше осознаем их очевидные ограничения, чем скрытые добродетели. Размышления о них и о других, ныне пребывающих во славе Господа, помогают нам увидеть их глубже. Та действительность, в которой они теперь живут, помогает полнее оценить внутреннюю тайну их бытия: они были призваны Богом служить Ему в Обществе и несмотря на свои человеческие слабости, старались великодушно ответить на это призвание.

Если по воле Божией нам тоже рано или поздно будет дарована ясность и простота блаженного видения, и мы увидим все так, как видит это Бог в Своей безграничной мудрости и доброте, то тайна Его милосердия и могущества, которая ярче всего проявляется в наших слабостях (ср. 2 Кор 12,9), заставит нас удивиться и возрадоваться. Тогда мы увидим, что каждый из них – каждый по-своему – старался откликнуться на призыв нашего Царя, жил своим suscipe , старался находить Бога во всем, особенно в страдании, жертве и непонимании, в одиночестве и во мраке. И лишь тогда мы осознаем истинное величие верности и героизма множества наших братьев, которых ныне нередко предают забвению, и это откроет нам истину о нашем малом Обществе Иисуса. Тем не менее даже сейчас для нас является большим утешением знать, что в каждом члене небесного Общества, образующего небесный «двор» нашего Господа, Бог сотворил чудо Своей благодати и таинственным образом остается средоточием их жизни или, скорее, самого их существования.

Однако нас радует не только мысль о плодотворности игнатианского духа, в которой мы уже участвуем, и о великой добродетели столь многих общников Иисуса. Наша радость проистекает, в первую очередь, из того, что наше единство с ними прочно основано на милосердии, которое также проявляется в действии и на практике. Действительно, как община христиан на земле приближает нас ко Христу, так и наше общение со своими братьями, уже пребывающими во славе Господней, единит нас с Тем, из Кого, словно из ключа или источника, проистекает всякая благодать и вся жизнь Общества. Поэтому в высшей степени справедливо то, что мы должны любить своих братьев и друзей в Господе и должным образом благодарить Его за них, обращаться к ним в молитве и прибегать к их власти обретать благодать Божию через Сына Божия Иисуса Христа. Кроме того, мы должны сознательно осуществлять это общение с небесным Обществом, которое совершенно особым образом совершается в Святой Литургии, когда вместе с иезуитами всех времен и народов мы возносим хвалу божественному величию и величаем Триединого Бога, таким образом наиболее глубоко переживая нашу причастность к Societas amoris, в котором все мы братья и друзья in Domino (ср. Lumen Gentium, 50).

Кроме того, живая память в молитве о наших братьях — предшественниках приносит утешение, ибо они, прежде чем быть допущенными в присутствие Господа, разделяли наши условия жизни, надежды и разочарования, успехи и провалы, радости и страдания; как и нам, им были знакомы слабости и трудности. Но в Том, Кто всегда верен Своим обетованиям, они находили силу, позволявшую им не только встре­чаться с препятствиями и преодолевать их, но и более ярко воплощать в своей обы­денной, повседневной жизни ту жертву, которую они однажды принесли Христу, предавшись Ему, и которую мы с тех пор приносим Ему постоянно.

Поэтому осознание того, что они находятся рядом и едины с нами, делает для нас тем более естественным обращение к помощи тех людей, которые, возможно, не были удостоены чести числиться среди канонизированных святых, но являются на­шими братьями: в своей нищете мы чувствуем, что можем обращаться к ним просто и не стыдясь. Они по своему личному опыту знают все о жизненных взлетах и паде­ниях, которые в глубине их сердец никогда не затемняли искренности их молитвы: «Научи меня быть великодушным». Поэтому, ныне единые с Христом, благодаря своему единению с Ним, они могут помочь нам. Из любви к Христу, они ревностно заботятся о нас, особенно о тех, кто обращается к ним. Эти узы братства, которые проявляются в нашей вере и молитве, согревают наши сердца и питают жизнь нашей общины новой движущей силой и значением, не только потому, что они расширяют границы нашей любви, но и потому что они побуждают нас к более живым проявле­ниям милосердия к нашим братьям, с которыми мы живем сегодня на земле в одном и том же Обществе.

Связь в вере с теми, кто опередил нас, осознание того, что они знают нас и по­могают нам, заставляет нас глубже осознавать нашу потребность друг в друге. Это, в свою очередь, заставляет нас открывать свои сердца навстречу нашим братьям с большей теплотой и искренней заботливостью. Прежде всего, это помогает нам по­стичь то, что общение с Христом, сознательное участие в Его помыслах и любви, есть истинное и прочное основание общины и единственные подлинные узы, объединяю­щие тех, кого Христос призвал последовать за Собой, призвав в Общество.