24 | 11 | 2017
Jesuit Resources

Настоятели двух провинций Общества Иисуса в гостях у «Сибирской Католической Газеты»

 

Настоятель Немецкой провинции Общества Иисуса (Ордена иезуитов) о. Штефан Кихле (Stefan Kiechle), SJ, в ходе своего краткого визита в Западную Сибирь нашел время, чтобы побывать в редакции «Сибирской Католической Газеты». Переводчиком в состоявшейся беседе любезно согласился выступить настоятель Российской провинции Общества Иисуса о. Энтони Коркоран, SJ.

— Отец Штефан, расскажите немного нашим читателям о себе. Какова Ваша личная история в Католической Церкви, в Ордене иезуитов, в священстве?

— Я родился во Фрайбурге, в Западной Германии, в католической семье. В детстве пел в церковном хоре. После школы поступил в духовную семинарию, поскольку хотел изучать богословие. Проведя в семинарии два года, я провел один год в Иерусалиме. Это очень интересный город, и очень интересно было учиться в нем. Именно там я принял решение поступить в новициат Ордена иезуитов. Меня привлекали духовные упражнения иезуитов и широкое поле для пастырской деятельности, которое открывалось перед священниками этого ордена. Я прошел через формацию иезуитов, защитил в Париже докторскую диссертацию, а свою третью пробацию совершил в Чили. Я очень рад, что сумел повидать в этом мире много разных мест. После третей пробации я вернулся в Германию, где первым моим служением стала работа со студентами в университете. Это было очень интересно, поскольку удалось завязать отношения с академической средой, со студентами, и это притом, что современная немецкая молодежь довольно секулярна.

Позднее я на протяжении девяти лет был магистром в иезуитском новициате, где занимался формацией послушников Ордена, совершал пастырское служение в одном из приходов и, в конце концов, стал провинциальным настоятелем региона Общества Иисуса в Германии.

— То есть немецкие иезуиты выбрали Вас своим настоятелем?

— Здесь несколько другая процедура. Братья, принадлежащие к данной провинции, называют имя, а затем Генерал Ордена просит этого человека принять настоятельское служение. Это такая просьба, от которой обычно не отказываются.

— В России иезуитский орден, наверное, самый знаменитый из католических монашеских орденов, но и имеющий самую неоднозначную репутацию. Может быть, подобное отношение существует и во всём мире? Вас не смущает это обстоятельство? Вы не испытываете от этого сложностей?

— В Германии в настоящее время иезуитов не воспринимают негативно. Они пользуются доверием внутри Церкви. Епископы часто поручают иезуитам заниматься формацией будущих епархиальных священников. Они известны и в кругах немецкой интеллигенции.

Отец Энтони Коркоран (дополняя): На самом деле информационная открытость и научная добросовестность позволяет развеять многие мифы об иезуитах. Вот иезуитам приписывают тезис: «Цель оправдывает средства». А ведь ничего подобного в духовном наследии святого Игнатия нет. Он говорил лишь о том, что следует подбирать средства адекватные цели. Средства определяются целью. Иногда людям нужен некий виртуальный враг, и они не очень-то интересуются тем, как оно есть на самом деле. Разумеется, мы стремимся к тому, чтобы, по крайней мере, у тех людей, которые с нами непосредственно общаются, складывалось лучшее мнение о нас…

— А какова цель Вашего приезда в Россию?

— По приглашению братьев из Российской провинции Общества Иисуса. Цель – чтобы познакомиться друг с другом, помогать друг другу в различных проектах. 

— Вы первый раз в России?

— Да.

— Что-то Вас здесь удивило?

— Разумеется, Россия – это европейская страна с глубокой культурной традицией и в то же время вокруг много проявлений бедности. Может быть, это всё еще не изжитое наследие коммунистических времен. Католики в России – это маленькое меньшинство. Большой контраст с ситуацией в Германии.

— Сколько времени Вы уже провели в России?

— Девять дней.

— И что-то запомнилось за это время? Может быть, были какие-то запоминающиеся встречи?

— Я побывал в старинном городе Томске. Люди, которых встретил, запомнились своей открытостью.

— А в Москве уже были?

— Нет, туда я еще только собираюсь.

— Давайте теперь перейдем к делам Католической Церкви в Германии. По оценкам некоторых СМИ католическое общественное мнение в Германии настроено достаточно либерально и радикально в некоторых канонических вопросах, в вопросах пастырской практики, в области сексуальной этики… Что оно настаивает на необходимости церковных реформ. Так ли это на самом деле?

— Наша культура – это в своей основе англо-саксонская культура. У нас свое представление о роли женщины, и многие не понимают, почему женщина не может быть священником. Люди требуют, чтобы Церковь стала более демократичной. Церковь – это не только Папа, который назначает епископов. Многие считают, что и мнение народа Божия тоже нужно учитывать, когда принимается решение, кому быть епископом. Наша ментальность отличается, а потому люди просят об осуществлении реформ. Но в главных вопросах веры немецкие католики – такие же католики, как и католики по всему миру.

— Но остается вопрос о женском священстве, о возможности для разведенных, живущих в новых супружеских союзах, приступать к Таинствам… Эти, как и некоторые другие, вопросы обсуждаются. И складывается впечатление, что большинство немецких католиков выступает за новые подходы в этих областях.

— Да, наверное, так и есть…

— А какова Ваша личная позиция по этим острым вопросам?

— Скажем, разведенные люди и так имели в жизни много переживаний и трудностей. И они тем более нуждаются в подкреплении духовных сил. Они желают причащаться. Даже человек, совершивший убийство, может потом исповедаться и приступать к Причастию. У меня есть очень хорошая знакомая, которую оставил муж. Она любила своего мужа, но оказалась одна. Теперь она живет с другим мужчиной, и не может причащаться. Но я полагаю, она не виновата в сложившейся ситуации.

— Что, по-вашему, значит, быть иезуитом в Германии?

— В настоящее время в Германии служит 350 иезуитов. Их можно встретить на приходах, в школах, университетах… Поле их пастырской деятельности очень широко. Иезуиты традиционно представлены в интеллектуальных слоях общества. Ныне они особенно активно ведут диалог с миром, диалог с протестантами, диалог с другими религиями, диалог с наукой, диалог с людьми вне церковной ограды…

— Но, пользуясь тем, что здесь передо мной сидят два провинциальных настоятеля, хочу переадресовать этот же вопрос о. Энтони: а что значит быть иезуитом в России?

Отец Энтони Коркоран: Прежде всего, мы католики, которые служат в рамках местной локальной Церкви, проникаются ее спецификой. С другой стороны, мы стремимся сохранить традиции и духовность нашего Ордена, свойственную ему харизму. Мы также трудимся в приходах, работаем в сфере образования, вступаем в диалог с миром… У нас есть Центр духовного развития «Иниго» в Новосибирске, действуют духовно-образовательные программы в Москве и, разумеется, мы проводим духовные упражнения по системе святого Игнатия.

— Как Вы оцениваете избрание на Престол Святого Петра иезуита? Это, кажется, первый такой случай в истории?

Отец Штефан Кихле: Да, это первый такой случай, и это немало нас удивило. Мы никогда не думали, что это произойдет. Но, так или иначе, иезуит теперь является Папой, а это значит, что что-то от духа святого Игнатия, что-то из духовности нашего Ордена теперь входит во Вселенскую Церковь. Естественно, мы рады этому.

— Отличительными чертами понтификата Папы Франциска стали его призывы стать «Церковью для бедных», идти к бедным, на окраины общества, «пахнуть своими овцами»… Вы видите в этом какой-то вызов для вас, для вашего Ордена, или вы всегда так и действовали и ничего нового в этом для вас нет?

— На самом деле здесь следует видеть вызов всем: и священникам, и монашествующим, и мирянам. Всем нам следует идти навстречу бедным, на обочины жизни…

— А что бы Вы хотели пожелать российским католикам? Нашим читателям?

— Вы – незначительное меньшинство в своей стране, но и у вас есть великое поручение от Иисуса Христа. Вы принадлежите не к узко-национальной, а ко Вселенской Церкви. Бог стал человеком, чтобы дело Спасения охватило всё человечество, все сферы его жизнедеятельности, чтобы стали воцерковлены и национальность, и национальная культура, и всё остальное. Вот отсюда – и ваша великая задача…

— И последний вопрос: какая у иезуитов САМАЯ БОЛЬШАЯ ТАЙНА? Существует такая?

Отец Энтони Коркоран: На самом деле это очень хороший вопрос. Надо подумать…

Отец Штефан Кихле: «Тайной» могут выглядеть, скажем, духовные упражнения по системе святого Игнатия. Это очень личный путь молитвы, вхождения в близкие отношения с Господом. Это нелегко понять, оставаясь извне, не зная, что мы при этом переживаем. Но эти духовные упражнения открыты для всех. — То есть любой желающий может прийти на духовные упражнения к иезуитам и узнать, что это за «тайна»? — В общем, да. Но всё же требуется некоторая начальная подготовка, знать чего он хочет, немножко представлять, что именно на этих упражнениях будет. Принципиально важно только одно: нужно иметь искреннее личное желание познать себя и Бога.

Отец Энтони Коркоран: А мне не дает покоя вот этот вопрос о «тайне иезуитов». Может быть, мы и сами до конца не знаем этой своей «тайны»? Но неправильно понимать эту «тайну» так, будто мы что-то скрываем от «внешних». На самом деле мы ничего не скрываем. Но тайной являются личные отношения человека с Богом. Может быть, нам не всегда удается до конца поделиться с людьми этой тайной? Тогда это наша вина… Но мы стремимся давать свое свидетельство об Иисусе Христе, о Его воскресении и торжестве над злом и смертью, о том, что победа в конце концов будет на стороне благодати, а мы все призваны войти в глубокие личные отношения с Богом.

— Вы здесь практически нарисовали портрет Папы Франциска. Может быть, именно он лучше, чем кто-либо, выражает суть этой «иезуитской тайны»? Спасибо!

Материал подготовили д. Владимир Дегтярев и Александр Эльмусов.

Источник: Сибирская католическая газета

Share
Новости Российского Региона Общества Иисуса
SJ в истории
Jesuit Links

                       facebook 

РУС-КАТ-ЛИНК