Можно ли определить основные элементы духовного послания святого Игнатия? – Любая попытка это сделать будет наверняка неполной и несовершенной по той причине, что выбрать что-то одно и оставить другое из богатейшего наследия, оставленного этим удивительным святым, не совсем справедливо. Часто именно в мелочах (а их огромное множество как в основных трудах Игнатия – «Духовных Упражнениях» и «Конституциях Общества Иисуса», –  так и в его богатой переписке) заключается бесценная практическая мудрость, и все их перечислить невозможно… Тем не менее, ради первого ознакомления стоит постараться выделить хотя бы несколько основных пунктов, которые в различных свидетельствах святого из Лойолы прослеживаются как постоянные лейтмотивы.

«Начало и Основание»: человеческая жизнь направлена к Богу

Первый из этих пунктов может показаться слишком очевидным, если его воспринять лишь как некую абстрактную истину из учебника. Человеческая жизнь имеет направленность и смысл, которые могут реализоваться только в Боге и в живой связи с Ним: это для Игнатия является первой и основной реальностью, и он предлагает христианину постичь эту истину как личное откровение в конкретных обстоятельствах существования, в конкретных решениях, выборе, радостях и вызовах. Вот как св. Игнатий выражает эту истину в «Духовных Упражнениях»:

“Человек сотворен для того, чтобы хвалить Господа Бога своего, почитать Его и служить Ему, и чрез то спасти свою душу. Все же остальное, обретающееся на земле, создано ради человека, для того чтобы помочь ему достичь цели, ради которой он сотворен. Отсюда следует, что человек настолько должен пользоваться всем созданным, насколько оно ему помогает в достижении его цели, и настолько должен от него отказываться, насколько оно ему в этом мешает. Поэтому необходимо стать настолько бесстрастным ко всем творениям, насколько это дозволено нашей свободной воле и не возбранено ей; так, чтобы мы не желали скорее здоровья, нежели болезни; богатства, нежели нищеты; почести, нежели унижения; жизни долгой, нежели короткой; и подобным образом во всех остальных вещах, желая и избирая единственно то, что нас лучше ведет к цели, для которой мы созданы” (ДУ №23).

Мы созданы любящим Богом, и Он приглашает каждого принять участие в построении Его Царства, познавая всё глубже Божью любовь и отвечая на неё своей деятельной любовью в служении Богу и ближнему, обретая таким образом удел в вечном блаженстве. В то время как для многих мир – это духовная пустыня, а человеческая жизнь – случайность, Игнатий убежден, что мир исполнен Духа Божьего и что воскресший Господь завоевал мир, который был враждебен Богу. Чтобы найти Бога, присутствующего везде, достаточно Его искать. Если мы будем терпеливо ожидать во тьме ночной, мы увидим утреннюю зарю, ибо свет всегда открывает нам Бога – действующего ради нас Создателя и Спасителя.

Призванные под знамя Христа

Бог приглашает каждого из нас принять участие в великом предприятии. Игнатий говорит, что это приглашение Бога обращено ко всем: молодые и старые, миряне, священники, монахи, мужчины и женщины – все призваны принять участие в замысле Божьем. У мирянина так же, как у монаха и священника, есть призвание. Главное – услышать этот призыв и щедро на него ответить. Для христианина это не может означать ничего иного, как поставить в центре своей жизни личность Христа: Того, Кого человеческое сердце по своей природе ищет, любит и за Кем стремится следовать, внимая Его Слову и желая постоянно очищаться и обращаться; Христа – друга, с Которым верующий вступает в глубоко личную и живую связь; Христа – вечного Царя и Господа, зовущего каждого быть и трудиться вместе с Ним, так, чтобы, “следуя за Ним в Его страдании, мы могли быть едины с Ним в Его славе” (ДУ №95). В самой глубине нашей совести мы должны определиться: с Христом мы или против Него?

Христос игнатианской духовности – это Христос в действии, тот, кто проповедовал в синагогах, в городах и селениях, излечивал больных и творил добро. Сегодня Христос посылает нас в суету мира, чтобы мы искали Бога, работая на благо других людей. Таким образом, мы понимаем, что наряду с монашеской созерцательной мистикой существует и мистика действия в мире.

“Те, кто более преданы Христу Царю и хотят отличиться во всяком служении Ему, вечному Царю и Господину вселенной, не только всецело предадут себя на всяческий труд, но выступая против своей чувственности и плотской любви к себе и миру, принесут жертву более драгоценную и возвышенную, воскликнув в ответ:

– О вечный Господь всего сущего, вот я совершаю мое приношение при Твоей благодатной помощи, перед лицом Твоей бесконечной Благодати, свидетельствуя в присутствии преславной Матери Твоей и сонма всех святых небесного чиноначалия. Я хочу и желаю, и это мое обдуманное решение, лишь бы оно еще более прославило Тебя и с еще большей полнотой послужило Тебе, – уподобиться Тебе в перенесении всех обид, оскорблений и всякой нищеты, в духе и в действительности, если только угодно будет Твоему Святейшему Величию меня избрать и приобщить к такому образу жизни” (ДУ №100).

Речь здесь о том, что вера должна иметь конкретные последствия для нашей жизни в виде выбора и решений. Когда благодаря действию Божьей благодати наша вера углубляется, мы слышим призыв содействовать справедливости и трудиться ради мира, даже ценою жертв.

Средства ради цели

Призыв Господа не может не определять то, каким образом мы используем наши таланты, которые исходят от Него же. Ибо пользуясь всем, что дал Ему Отец для служения другим вплоть до смерти, Иисус напоминает нам, что дарованное нам предназначено стать даром для других. Каждый растет благодаря дару, полученному от Бога, и деля этот дар с другими. В конце концов, этот дар возвращается к Богу хвалой и благодарением. Использование человеческих средств важно и необходимо, при том условии, что мы не будем полагать в них ту надежду, которую должно полагать только в Боге.

Игнатий настаивает на том, чтобы в служении другим мы шли дальше поверхностных впечатлений, стремясь понять различные грани человеческой ситуации. Очень легко попасть под влияние преходящих ценностей, которые искажают наше восприятие действительности. Но каковы самые глубинные мотивы наших действий? К чему ведет нас наш выбор? “Человек не может служить двум господам” (Мф 6,24). Именно следуя этому евангельскому принципу, Игнатий представляет идеал таких христиан, которые владеют и богословским знанием, и сведущи в области светских наук, в различных областях человеческой культуры. Между ними нет противоречия, а гармония, ибо все сотворенное имеет своим создателем и своей целью Бога. Непростые задачи, нетерпящие отлагательства, с которыми сталкиваются Церковь и мир сегодня, требуют людей, которые в совершенным степени владеют и «земными», и «внеземными» средствами. В противном случае, неточно определяя приоритеты и немудро избирая путь к ним, легко оказаться во власти разных идеологий.

Синергия Божественного действия и человеческого усилия

“Уповай на Бога, как если бы успех целиком и полностью зависел от тебя, а не от Бога, при этом, так прилагая усилия, будто не ты, но лишь один Бог совершает всё”, – гласит знаменитое изречение Габриэля Хеневеси, жившего в XVIII в. иезуита. Поначалу эта сентенция может привести читателя в замешательство. Непроизвольно хочется переиначить: “Уповай на Бога так, как если бы все зависело от Него, а не от тебя…” Эти слова неоднократно пытались соответствующим образом изменить, однако в результате они становятся банальностью. Первоначальная формулировка считается сегодня исконно игнатиевской по духу. В чем же смысл этого парадоксального выражения?

Упование на Бога и деятельность человека представляет собой единое целое. Одно требует другого и пронизывает его. Деятельность человека — это сотрудничество с Богом. Однако необходимо сознавать, что, несмотря на отношения сотрудничества, все совершает Бог. И при всем уповании на Бога нельзя забывать о том, что сам человек должен принимать участие в трудах Божьих. Возможно, сегодня это выражение можно было бы перефразировать так “Уповай на Бога, но ни на минуту не забывай о сотрудничестве, которого требует от тебя это упование. Трудись таким образом, чтобы вся деятельность была исполнена знанием и всемогуществом Божьим. У Бога есть только твои руки, чтобы преобразовать землю. Однако, в конце концов, все зависит от Его благодати. Согласно Игнатию, уповающий на Бога всей душой может и должен использовать все средства, служащие к достижению благой цели. Но при этом он должен уповать не на эти средства, а на одного Бога”.

 

Игнатианское magis («больше, лучше» – ради Божьей славы)

Предпринимая деятельные усилия ради проекта Царства Божьего, мы не должны забывать, что, согласно мировоззрению Игнатия, в этой деятельности нет места для посредственности. Лидеры согласно образу и подобию Христа реализуют себя в служении другим, строя Царство Божье в деловом мире, в мире идей, в юстиции, в экономике, в теологии. Игнатий побуждает нас трудиться не просто ради достижения каких-то результатов, но ради вящей славы Божьей (“ad majorem Dei gloriam“).

Любовь следует вкладывать более в дела, нежели в слова” (ДУ №231). В том, что мы делаем, проверяется то, что мы провозглашаем. Любовь ко Христу выражается конкретно: “Что я сделал для Христа? Что я делаю для Христа? Что я должен сделать для Христа?” (ДУ №53).

Sentire cum Ecclesia («чувствовать вместе с Церковью»)

Наконец, необходимо вспомнить, что Игнатий прежде всего был человеком Церкви. Он сам пострадал от инквизиции и от непонимания со стороны людей Церкви. Но он настаивал на верности в слове и в деле по отношению к “Невесте Господа нашего Иисуса Христа, нашей Святой Матери иерархической Церкви”, ибо этой Церковью руководит и управляет Дух Святой, посланный Христом. Св. Игнатий призывает нас быть людьми Церкви, имея опору в вере, что Дух Божий – «душа Церкви», по выражению Льва XIII, – всё ведет ко благу.