В субботу, 12 марта 2022 года, Папа Франциск отправился в самое сердце Рима — иезуитскую церковь Святейшего Имени Иисуса, известную как Иль-Джезу, — где принял участие в св. Мессе и проповедовал по случаю 400-летия канонизации основателя ордена иезуитов.

Во второе воскресенье Великого поста Святой Отец произнес проповедь, текст которой мы публикуем ниже, где он размышлял над евангельской историей Преображения Господня. Он сосредоточился на четырех действиях Иисуса в Евангелии: Иисус «взял» Своих учеников с Собой, Он «взошел» на гору, Он «молился» и Он «остался».

Сегодняшнее Евангелие о Преображении Господнем представляет нам четыре действия Иисуса. Нам следует остановиться на них, чтобы в том, что Он делает, найти четкие указания для нашего собственного пути как Его учеников.

Первый глагол — первое из действий Иисуса — это взять с собой: Иисус, согласно тексту, «взял Петра, Иоанна и Иакова» (Лк 9,28). Это Он распознает учеников и притягивает нас к Себе: полюбил нас, избрал и призвал. В начале есть тайна благодати, избрания. Не мы принимали решение, а Он призвал нас без всякой заслуги. Прежде чем стать теми, кто сделал свою жизнь даром, мы получили незаслуженный дар: упреждающий дар Божьей любви. Наш путь, братья и сестры, должен начинаться каждый день с этого места первичной благодати. Иисус сделал с нами то же, что и с Петром, Иаковом и Иоанном: назвал нас по имени и взял с собой. Он взял нас за руку. И куда же Он хочет нас вести? На Свою святую гору, где Он уже видит нас навеки с Собой, преображенных Своей любовью. Именно туда ведет нас благодать, эта самая главная, первичная благодать. Поэтому, чувствуя горечь и досаду, чувствуя себя униженными или непонятыми, не будем поддаваться печали и ностальгии. Это искушения, которые парализуют движение, они никуда не ведут. Наоборот, возьмем жизнь в свои руки, начнем с благодати, с призвания… И примем в дар возможность проживать каждый день как часть пути, который ведет к цели.

«Он взял с Собой Петра, Иакова и Иоанна»: Господь берет с собой учеников, берет их как общину. Наше призвание укоренено в общности (communio). Чтобы начинать каждый день заново, помимо тайны нашего избрания мы должны чувствовать благодать принятия в Церковь, нашу святую иерархическую Матерь, и для Церкви, нашей невесты. Мы Иисусовы и принадлежим Ему как Общество. Будем же и впредь просить силы для построения и поддержания communio, чтобы быть закваской братства для Церкви и для мира. Мы не солисты, которые хотят быть услышанными, а братья, которые хотят быть в хоре. Давайте мыслить вместе с Церковью, отвергая искушение погони за личным успехом и достижениями. Не позволим втягивать себя в клерикализм, который связывает нас, и в идеологии, которые нас разъединяют. Святые, которых мы вспоминаем сегодня, были столпами общины. Они напоминают нам, что на небесах, несмотря на различия в характерах и мировоззрении, мы призваны быть вместе. И если мы навсегда объединимся там, наверху, почему бы не начать сейчас, здесь, на земле? Давайте откроемся на красоту того факта, что Иисус взял нас всех вместе с собой, что Иисус призвал нас. Это первый глагол: взял.

Второй глагол: восходить. Иисус «взошел на гору» (ст. 28). Путь Иисуса – это не спуск, а восхождение. Свет преображения не достигает равнин, но требует усилия трудного пути. Поэтому, чтобы следовать за Иисусом, нужно покинуть равнины посредственности и различных удобств. Отказаться от успокаивающих привычек, чтобы начать движение исхода. Действительно, после восхождения на гору Иисус говорит с Моисеем и Илией именно «об исходе, который Ему надлежит совершить в Иерусалиме» (ср. ст. 31). Моисей и Илия взошли на Синай или Хорив после двух «исходов» в пустыню (ср. Исх 19,1; 1 Цар 19). Теперь они говорят с Иисусом о последнем исходе, о Его Пасхе. Братья, только восхождение креста ведет к цели славы. Таков путь: от креста к славе. Искушение мира состоит в том, чтобы искать славы, не проходя через крест. Мы бы хотели знать прямые и ровные пути, но чтобы найти свет Иисуса, мы должны постоянно преодолевать свои ограничения и карабкаться вслед за Ним. Господь, как мы слышали, сначала «вывел» Авраама (Быт 15,5) и теперь также нас приглашает взойти на гору.

Для нас, иезуитов, исход и восхождение происходит определенным путем, хорошим символом которого является гора. В Писании вершина горы символизирует конец, край, границу между землей и небом. И мы призваны выйти и идти прямо туда, на границу между землей и небом, где человеку нелегко «стоять перед» Богом; призваны разделить с другими неумелые поиски и религиозные сомнения. Там мы должны быть, и чтобы достичь этого, мы должны выйти и взойти. Между тем враг человеческой природы хочет убедить нас всегда возвращаться к одним и тем же шагам, к безнадежному повторению, к выгоде, к тому, что мы уже видели. Святой Дух предлагает нам открытость, дает мир, никогда не оставляя нас в покое, посылает учеников на край земли. Вспомним Франциска Ксаверия.

И мне приходит в голову, что для того, чтобы пройти этот путь, совершить это путешествие, нужно бороться. Вспомним бедного старого Авраама: он настойчиво боролся с хищными птицами, которые хотели съесть жертвенных животных (ср. Быт 15,7-11). И он прогнал их своим посохом. Бедный старик. Присмотримся этому: бороться, чтобы защитить этот путь, это направление, наше посвящение Господу.

Ученик каждого времени стоит на этом перекрестке. И он может поступить как Петр, который, когда Иисус говорит об исходе, exodus, говорит: «Хорошо нам здесь быть» (ст. 33). Всегда есть опасность статичной, «припаркованной» веры. Я боюсь «припаркованной» веры. Опасно считать себя «порядочными» учениками, которые на самом деле не следуют за Иисусом, а остаются неподвижными, пассивными и, не сознавая этого, дремлют и спят, как эти трое в Евангелии. Те же самые ученики будут спать в Гефсимании. Задумаемся же, братья и сестры, что для последователей Иисуса теперь не время спать, опьянять душу, обезболивать себя с помощью современного климата потребления и индивидуализма, согласно которому жизнь хороша, когда она хороша для меня; согласно которому мы говорим и теоретизируем, но упускаем из виду тело наших братьев и сестер, конкретную реальность Евангелия. Трагедия нашего времени – закрывать глаза на реальность и отворачиваться от нее. Пусть св. Тереза ​​поможет нам выйти из наших ограничений и взойти на гору с Иисусом, чтобы осознать, что Он также открывает Себя через раны наших братьев, бремя человечества, через знамения времени. Не будем бояться прикасаться к ранам: это раны Господа.

Иисус взошел на гору, как сказано в Евангелии, «помолиться» (ст. 28). Вот и третий глагол – молиться. «И когда молился, вид лица Его изменился» (ст. 29). Преображение рождается из молитвы. Спросим себя – кто-то, возможно, после многих лет служения – что для нас сегодня молитва? Что такое сегодня для меня молитва? Может быть, сила привычки и некая ритуальность убедили меня в том, что молитва не меняет человека и историю. Между тем молитва преображает действительность, является деятельной миссией, постоянным ходатайством. Это не удаление от мира, а изменение мира. Молиться — значит донести Богу биение сердца сегодняшних событий, чтобы свет Его взора проливался на историю. Чем для нас сегодня является молитва?

Сегодня нам будет полезно спросить себя, погружает ли нас молитва в эти перемены, проливает ли она новый свет на людей, изменяет ли ситуации. Ведь когда молитва жива, она «открывает нутро», оживляет огонь миссии, зажигает радость, постоянно провоцирует нас быть чувствительными к болезненным крикам мира. Спросим себя: в какой мере нынешняя война вошла в нашу молитву? Вспомним также молитву св. Филиппа Нери, которая зажгла его сердце и заставила открыть двери для мальчишек с улицы. Или св. Исидора, который молился в полях и привносил в молитву труд по хозяйству.

Взять каждый день наше личное призвание и общую историю; восходить к высотам, определенным для нас Богом, выходя за рамки самих себя; молиться о преображении мира, в который мы погружены.

Наконец, четвертый глагол, который появляется в последнем стихе сегодняшнего Евангелия: «остался Иисус один» (ст. 36). Он остался, когда все прошло, и лишь эхом звучал «завет» Отца: «Его слушайте» (ст. 35). Евангелие заканчивается возвращением к самому важному. Часто в Церкви и в мире, как в духовной, так и в общественной жизни, мы ощущаем искушение поставить на первое место многие второстепенные потребности. Каждый новый день порождает искушение сделать так много второстепенных потребностей первостепенными. Другими словами, мы рискуем сосредоточиться на обычаях и традициях, которые привязывают наши сердца к тому, что преходяще, и заставляют забыть о том, что вечно. Какой же важной является работа над сердцем, чтобы оно могло отличать то, что божественное и непреходящее, от того, что принадлежит миру и проходит!

Дорогие братья и сестры, да поможет нам святой Игнатий сохранить распознавание, наше драгоценное наследие, наше сокровище, которое всегда актуально, чтобы передать его Церкви и миру. Распознавание позволяет нам «увидеть все по-новому во Христе». Для нас и для Церкви очень важно, чтобы, как писал Пьер Фавр, «все добро, что можно сделать, помыслить или организовать, делалось в добром духе, а не в злом» (Memorial, Paris 1959, n. 51).

Аминь.