Мария какое-то время боролась с депрессивными и тревожными  мыслями, хотя она до конца не понимала, что с ней происходит. Возможно, из-за того, что тогда ей было всего 14 лет. 

Когда она, переборов свой страх, поделилась своими переживаниями с членами своей католической общины, одна женщина сказала Марии, что она беспокоится за неё, потому что это влияние дьявола, и вынудила ее отправиться на недельные духовные упражнения  за пределами штата. 

«Конечно, духовные упражнения прекрасны», рассказала Мария CNA. «Но я более чем уверена, что тогда мне был нужен психотерапевт, а не трата денег на билет на самолет и поездка на духовные упражнения». 

Когда католик испытывает духовные проблемы, есть несколько очевидных решений – поговорить со священником, сходить на исповедь, молиться и искать совета у духовного наставника. Но грань между духовным и психологическим может быть весьма размытой, причем настолько, что некоторые католики и психотерапевты задаются вопросом, не слишком ли часто люди слышат: «иди помолись», в то время как им нужно обратиться за психологической помощью. 

Отделение души от тела

Доктор  Грегори  Боттаро, католический клинический  психолог из Института Католической Психологии, считает, что  чрезмерное одухотворение  психологических проблем  – это частая проблема, особенно распространенная среди набожных католиков. 

«Чрезмерная одухотворенность в настоящий момент обычно является следствием картезианского дуализма», – сообщил Боттаро CNA в интервью по электронной почте. 

«Декарт – философ, сказавший “Я мыслю, значит, существую”, отделил  разум от тела и посеял семя, выросшее сейчас в представление о том, что тело и дух – разные вещи. Вести себя так, как будто тело не имеет значения при рассмотрении  нашего человеческого опыта – это искажение, равно как не учитывать духовную составляющую человека»,  – считает Боттаро.

По его словам, по причине этого распространённого заблуждения об отделении души от тела, верующие в лоне Католической Церкви, так и вне ее, зачастую ощущают на себе клеймо психически нездоровых людей, когда ищут и не могут найти психологическую помощь, в которой нуждаются. 

«Нам не следует преуменьшать значимость психологической помощи; её стоит сравнивать с необходимой заботой о теле. Не зря существуют различные области знаний: так же как мы не всегда можем самостоятельно излечить какие-то физические раны, это происходит и в области психики. Признание нашей потребности в помощи – добродетель», – считает доктор Боттаро.

Добродетель, но не всегда легко достижимая. 

“Просто молись”

Мишель – молодая католичка, 20-ти лет, общительная, участвует в различных церковных инициативах. Но переезд в новый город привел к одиночеству и изоляции.

«Я чувствовала себя духовным неудачником, неужели моих отношений с Богом не должно быть достаточно? Но  приходя с работы, я плакала и просто валялась в своей кровати. Мне было трудно заставить себя что-либо делать», – поделилась она с CNA.

Когда подруга, также активно участвующая в приходской жизни, позвонила, Мишель увидела в этом шанс поделиться некоторыми беспокоящими ее чувствами. 

«Я точно не помню, что сказала, но подруга ответила, что таким образом проявляется моя греховность. В ответ я закрылась  и сказала, что преувеличиваю, и выдумала какую-то историю о том, как все было хорошо», – призналась она. 

Мишель подождала еще несколько месяцев, прежде чем обратилась за помощью в благотворительную католическую организацию, где ей дали контакт психотерапевта. Она обнаружила, что у нее расстройство привязанности, которое без должного лечения могло перейти в серьезную затяжную депрессию.

Дерек – молодой католик 20-ти лет, которому также порекомендовали молиться о решении своих проблем. Он страдал от депрессии, подолгу не ел и не спал. Его друзья посоветовали ему молиться. Только после попытки самоубийства он всерьез задумался о психотерапии.

Сара, молодая католичка и бывший миссионер FOCUS, пережила схожий опыт.  В течение нескольких месяцев она признавалась в суицидальных мыслях священнику и своему духовному сопровождающему, который давал ей рекомендации, основанные  на методе распознавания движения духов святого Игнатия Лойолы. Но, в конце концов, желание покончить с собой стало настолько сильным и давящим, что Сара позвонила всем, кому она доверяла, и  в результате была помещена в клинику для предотвращения попытки самоубийства. 

 «Я думаю, что отчасти это следствие того, что если человек чему-то обучен, то он хочет использовать свои знания для помощи другим», – сказала Сара CNA.

«Если вы живете духовной жизнью, то хотите использовать ее опыт для решения проблем, которые имеют место в вашей жизни. Однако, молитва – это еще не все. Существуют проблемы, которые требуют медицинского вмешательства. В жизни людей случаются события, требующие не только духовной, но и психологической помощи, а священник или, например,  служитель по делам молодежи, не могут делать и то, и другое.  Им нужно привести вас к тому, кто может помочь», – считает Сара.

«Клеймо, которое поставило общество на обращении за психологической помощью, также имеет место в Церкви и проявляется гораздо сильнее из-за установки «молись об этом», – дополняет девушка. Если молитва перестала работать, люди могут почувствовать себя духовными неудачниками, а многие прихожане Церкви начнут дистанцироваться от психически больных.

«Я не могу быть полноценной молодой женщиной, которая решает свои вопросы и нуждается в помощи», – сказала она. «Либо я в порядке, либо нет». 

Мнение католического психолога

Доктор Джим Лэнгли, лицензированный католический клинический психолог, работающий в центре психологического консультирования святого Рафаэля в Денвере, сказал, что он склонен видеть противоположные тенденции у своих пациентов примерно в равном количестве – тех, кто чрезмерно одухотворяет свои проблемы, и тех, кто напротив пренебрегает их духовной составляющей. 

«Отчасти проблема заключается в том, что в нашей культуре существует такая ориентированность на медицину, что мы как бы отошли от духовной составляющей, и по этой причине у людей много проблем», – сказал он.

Лэнгли добавил, что  разум и душа отличают нас как человеческих существ от других созданий и  делают эти составляющие нашей сущности наиболее уязвимыми для атак зла.

«Я знаю священника, который объяснил бы это так: зло как микроб, и оно хочет проникнуть внутрь, как бактерии в наш организм. А при чем здесь бактерии? Они проникает сквозь наши раны. Так что если у нас на руке порез, значит, бактерии хотят проникнуть туда и заразить нас. С нашей духовной частью то же самое. Самые чувствительные раны, как правило, находятся в нашем самосознании и в психологической составляющей, и именно здесь зло хочет проникнуть в нас».

Лэнгли добавил, что люди, которые склонны игнорировать духовный аспект своих психологических проблем, отрезают себя от наиболее целостного подхода к лечению.

«Основная причина заключается в том, что на самом деле исцеляет Бог, и почти любая психологическая проблема, с которой вы сталкиваетесь, будет иметь какой-то духовный компонент,потому что речь о нашем достоинстве как человеческой личности».

И хотя может быть сложно заставить людей увидеть духовную составляющую своих проблем, не менее сложно помочь осознать, что их духовные проблемы могут также иметь психологические корни.

По его словам, некоторые набожные католики считают, что предпочтительнее сказать, что они страдают чем-то вроде темной ночи души, чем признавать, что у них депрессия и поэтому, возможно, потребуются лекарства и консультации.

«В некотором смысле в нашей католической общине круче иметь духовную проблему, чем психологическую», – сказал он. «Проблема чрезмерного одухотворения заключается в том, что вы отрезаете себя от такого множества инструментов! А ведь и психология, и ваша вера могут помочь вам стать счастливыми».

По словам Лэнгли, большая часть  того, что делают психологи, чтобы помочь своим пациентам, состоит в обучении их «рецептам» счастья: они учат их новому образу мышления, предоставляют практические инструменты, которые можно использовать, когда начинается тревога или депрессия.

Но человек, который не осознает, что проблема имеет также психологическую составляющую, может сопротивляться этим методам, включая духовные методы. 

Лэнгли также считает, что  католикам, которые боятся обратиться за психологической помощью, следует найти  психолога или психиатра-католика, который сможет рассказать как о духовных, так и о психологических аспектах исцеления.

«Люди, которые не являются практикующими католиками или не относятся к какой-либо духовности, могут делать довольно хорошую работу, но это похоже на то, что они проводят терапию со связанными за спиной руками, потому что они упускают целый ряд средств, которыми можно помочь человеку».

Лэнгли также отметил, что терапевты-некатолики могут нанести непреднамеренный вред своим пациентам. Например, тем людям, которые страдают зависимостью от порнографии, светский терапевт может сказать, что она является здоровым средством разгрузки, или парам, чей брак под угрозой, может порекомендовать развестись.

Лэнгли добавил, что классифицировать проблемы как строго духовные или строго психологические – это действительно ложная дихотомия, потому что зачастую они одновременно требуют как психологического, так и духовного лечения.

«Хорошая терапия помогает человеку вернуться к своему чувству собственного достоинства, которое им присуще как Божьим творениям… и по мере того, как люди все больше работают над своим духовным и психическим здоровьем, они на самом деле становятся более открытыми для Божьей любви, а также  растут в готовности внести в свою жизнь изменения, которые принесут им  пользу».

Что требуется изменить? 

Переживания психических заболеваний у католиков очень индивидуальны. Некоторые ощутили изоляцию со стороны церковной общины на их диагноз психического заболевания изолирующим, в то время как другие сказали, что община – отличный источник исцеления и поддержки.

Лэнгли сказал, что по большей части у него прекрасные отношения с духовенством в своем районе.

«Большинство обращаются благодаря рекомендациям священников», – сказал он. «Я практически не встречал  священников, которые были бы чрезмерно убеждены в том, что какая-то проблема имеет лишь духовную природу. Я думаю, священники действительно неплохо умеют различать, когда их прихожанам требуется работа с психологом».

По словам Лэнгли, некоторые из любимых его клиентов – это те, кто ищет духовного руководства одновременно с терапией, потому что такие люди обычно находят правильный и эффективный баланс между психологическими и духовными стратегиями.

Другие сказали, что, по их мнению, отношения между психологами и католическим духовенством или другими духовными лидерами могут быть крепче.

Лицензированный семейный психотерапевт из Калифорнии, пожелавший остаться анонимным, поскольку ему не разрешено общаться со СМИ, сказал, что священники и специалисты в области психического здоровья должны работать вместе, чтобы поддерживать тех, кто борется с психическими заболеваниями, чтобы те чувствовали больше принятия, а также сообщать им о доступных ресурсах, которыми они могут пользоваться.

«Общины верующих до сих пор не делали достаточных усилий, чтобы поддержать людей с психическими проблемами, равно как и цех психологов не сделал достаточно шагов навстречу конфессиональным общинам», – сказал он.

Несколько католиков, страдающих психическими заболеваниями, выразили желание, чтобы эта тема обсуждалась в Церкви более открыто.

«Я хотела бы найти больше поддержки в церкви», – сказала Эрин, страдающая депрессией и тревогой.« Моя самая большая проблема как католички с психическим заболеванием – не то, что слишком большой акцент делается на духовных аспектах, а то, чтолюди не знают или не хотят знать о других аспектах, кроме духовного».

У нее есть несколько советов для католиков, которые узнали о психическом заболевании их друзей:«Как поступил бы Христос, и как не догадались поступить друзья Иова: пожалуйста, просто будьте со мной рядом в пути. И если я затрону что-то духовное, смело говорите со мной об этом. Если вы думаете, что я отгораживаюсь от вас, скажите об этом. Если я вдруг начну плакать, подержите меня за руку », – сказала она.

«Поддержка у моего единственного друга (который тоже страдает от психического заболевания) принесло мне огромную пользу. Представьте, что могло бы случиться, если бы христиане стали более открыто делиться о своих психических проблемах. Какая это была бы система поддержки!»

Мишель, делясь своей историей, рассказала о том, что была поражена количеством католиков, прошедших через подобной опыт.

«Я стараюсь говорить открыто о своем опыте, потому что эта тема не должна замалчиваться».

Источник: https://www.catholicnewsagency.com/news/the-dangers-of-spiritualizing-your-psychological-problems-41766

Перевод: Вероника Ржеутская

Изображение: Shutterstock