5-12 июня в Новогрудке (Беларусь) прошли игнатианские «реколлекции» (духовные упражнения). Сергей Сабсай, один из участников, приехавший из Москвы, написал рассказ о своем личном опыте этого времени с Богом. Делимся его впечатлениями.

***

Уже на следующее утро после вечернего начала реколлекций, на первой беседе с духовным руководителем, я сказал: эта неделя игнатианских духовных упражнений – одно из лучших решений в моей жизни и царский подарок.

Ещё на первых реколлекциях с иезуитами – для педагогов, прошлым августом – я понял, что их плоды больше всего зависят от нашей собственной работы. Да, конечно, Бог и Его благодать на первом месте – но, как говорит о. Михаил Станчишин SJ, «у Бога нет с этим проблем – Он всегда действует и зовёт нас». Тогда реколлекции пришлись на весьма тяжёлый психологически момент жизни, и всё равно оказались лучшим, что могло в тот момент случиться, послужив щитом от многого… Теперь настало время плодов.

На эту неделю в тишине и молчании с Богом иезуитский реколлекционный дом в Новогрудке превратился, по словам о. Павла, в созерцательный монастырь на 27 человек. Неделя полного молчания, которая была полна для нас напряжённой и сосредоточенной внутренней работы. Судите сами. Ежедневно четыре часа медитации (включая две часовые адорации), которым предшествовали лекции-введения и подытоживали которые беседы с духовным руководителем;  ежедневная же месса; конференции-лекции, на которых шла речь о методе молитвы и ценности молчания, об искажённых образах Бога и источниках плодотворности духовных упражнений, о распознавании духов и молитве с воображением, об исцелении от обиды; в промежутках – настоятельно рекомендованные прогулки… Духовные упражнения требуют серьёзной дисциплины – и одновременно служат открытию огромной свободы. Их результатом становится ощутимое взросление в вере – которое выражается в том, чтобы почувствовать себя ребёнком на руках любящего Отца. И эти парадоксы – лучшее подтверждение истинности и плодотворности метода святого Игнатия, ведь Церковь живёт парадоксами, христианство антиномично, всегда между «уже да» и «но ещё не»…

На эту неделю в тишине и молчании с Богом иезуитский реколлекционный дом в Новогрудке превратился в созерцательный монастырь на 27 человек.

Оставляя «за кадром» многое совсем личное, поделюсь, тем не менее, некоторыми впечатлениями от медитаций – и в порядке обмена плодами, и в качестве попытки дать свидетельство плодотворности реколлекций. Возможно, этот пунктир покажется сумбурным в отсутствие некоторых очень личных связок между темами, но надеюсь, что показать некую внутреннюю логику всё же удастся.

На первой медитации-адорации нам было предложено поразмышлять над 23/22 псалмом – «Господь Пастырь мой». Спустя некоторое время мне захотелось прочитать его сперва как «Ты – Пастырь мой, я ни в чём не буду нуждаться; Ты покоишь меня на зелёных лугах…» («Ты» в псалме возникает лишь в середине, как помните); затем – услышать его от первого лица: «Я – Пастырь твой, ты ни в чём не будешь нуждаться…» И при повторной медитации это «я ни в чём не буду нуждаться» срифмовалось с «ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно». И на вечерней адорации пришёл ответ как итог первого дня и задание на неделю реколлекций (и на всю жизнь): «Научись быть со Мной каждую минуту». И на моё мысленное «да, ведь смешно сказать, что у Тебя может не хватить для кого-то времени» – я услышал: «Я Бог. Я Всемогущий. Для Меня каждый – единственный».

… задание на неделю реколлекций (и на всю жизнь): «Научись быть со Мной каждую минуту»

В медитации над пс. 104/103 («Благослови, душа моя, Господа»), благодаря за творение, я не мог удержаться от благодарности не только за природу, но и за людей. В человеке творение отвечает Творцу, и радость Творца о творении становится взаимной. Это постижение продолжилось для меня в размышлениях над историей сотворения человека из Книги Бытия (1:26-31) и над 8 псалмом («Господи, Боже наш! Как величественно имя Твоё по всей земле!») «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» – звучит во множественном числе, и вот – «мужчину и женщину сотворил их». Различие, благодаря которому мужчина и женщина дополняют друг друга – способ частично восполнить  ограниченность тварных существ. Человек сотворён для жизни в общении, подобном общению Троицы; и это общение должно быть полным и глубоким, поэтому так важна всецелая, духовная близость мужчины и женщины, без которой глубина общения невозможна, недостижима. И второе: человек сотворён как владыка и этим тоже подобен Богу: «да владычествуют они над всею землёю», «поставил его владыкою над делами рук Своих». Чтобы владычествовать, нужно прежде всего научиться владеть собой. Далее, владычествовать, царствовать – значит нести ответственность за своё царство, заботиться о нём. Мир под владычеством человека изначально благ и благословлён; но первородный грех человека – владыки, обладающего миром – неизбежно портит всё творение, подобно тому как безумие царя отравляет и разрушает всё царство. Наконец, каждый ближний – царь; наше общение должно быть подобно общению царей! Третий аспект нашего подобия Творцу – призвание быть отцом, подобно Богу. Но Бог уважает свободу своих детей; любит, несёт ответственность – но оставляет свободу. Это требует смирения – смирения царя перед Богом, создавшим и подарившим ему царство, и смирения отца перед свободой своих детей. Такой пример смирения – Создатель Вселенной и человека, находящийся перед нами в хостии, в человеческих руках.

Это смирение, в котором проявляется всемогущество Бога.

После опыта молитвы творением цветком, деревом, камнем, веткой, водой, облаками, воздухом… – был предложен опыт молитвы собой: ладонью, шагами, дыханием, лицом… Поделюсь рациональной частью медитации. Зрение, слух, обоняние, даже осязание (почувствовать ветер или солнце, потереться носом, прижаться лбом или щекой; поцелуй, наконец!) – всё это наше лицо. Разговор, взгляд – через лицо. Питание и дыхание – через лицо. И одновременно с тем, что наше лицо – такой супернасыщенный интерфейс для органов пяти чувств и системы жизнеобеспечения, оно невероятно красиво. Более того, оно несёт черты родителей, следы прожитого (и это бывает прекрасно, есть лица, которые чем старше – тем интересней…) – поистине, Творец – не только Мастер, но и Художник!

Молитва жизнью – ещё один огромный опыт.

Первая медитация показала мне собственный эгоизм и неупорядоченность, недостаток обращённости к Богу, чтобы устоять в трудные моменты. Но – «и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет»: повторная медитация явила действие Бога в моей жизни – заботу, доброту, любовь и благодать с самого детства; затем – Его способность извлекать добро даже из моих ошибок и грехов, всё новые шансы подняться после неудач, предательств, падений и грехов и прийти к Отцу. Поддержка, забота и благодать, которые ткут сложный ковёр жизни.

Созерцание перед Распятием – слишком личное переживание… Но и тут есть доля рационального, чем можно поделиться. Порой нам бывает очень трудно принять неправильный конец какой-то жизненной истории.

Таким неправильным концом истории Иисуса для апостолов был Крест. Но у Бога было продолжение истории, какого апостолы не могли себе вообразить.

Так и в наших жизнях; но как же важно увидеть это неожиданное продолжение и принять, не отвергнуть из-за собственных страхов, предубеждений, травм, комплексов…

И с Творением, и с Искуплением оказалась для меня тесно связана медитация над отрывком из книги Исайи: Ис 43:1-7. «Не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой… Я … Спаситель твой; в выкуп за тебя отдал Египет, Эфиопию и Савею за тебя». Уже не страны даже отдал Творец в выкуп за нас, а Сына – через страдания на Кресте и смерть; этого выкупа ничего не может быть дороже – а значит, мы навсегда свободны от любого рабства и навсегда Господни. «Ты дорог в очах моих, многоценен» – ты, которого так много бросали и предавали, – говорит каждому из нас Господь; и это стоит прочувствовать сердцем… Ты, «кого Я сотворил для славы Моей, образовал и устроил». Так слава влюблённого – в любимой, о которой он готов говорить вновь и вновь, и друзья будут узнавать её по теплоте в голосе влюблённого…

«Твой Бог, влюблённый в тебя уже давно», как писал о. Ян Твардовский. «Иисус, ты влюбился в меня, что ли?!» – как поделилась в конце реколлекций одна из участниц…

Особый опыт – молитва с воображением, вызывающая так много возражений и категорического неприятия у наших православных братьев. Для меня ответ прост: первородным грехом ведь повреждены не только чувства и воображение, но и разум, и воля – что ж теперь, вовсе не молиться? Наоборот: разделение человеческих способностей, как и любое разделение, дело дьявола и ведёт к манихейству; Святой Дух восстанавливает целостность человека, поэтому такая молитва исходит из доверия Богу и первоначальной неуничтожимой благости творения, интуиции, столь важной для святого Игнатия и столь плодотворной для Церкви.  Моё общение с миром идёт в первую очередь через понимание, через логику; но и для меня опыт молитвы с воображением оказался очень ярким и значимым. «Пустите детей приходить ко мне»… Знаете, бывают люди, в которых очень много жизни, так много, что она перехлёстывается даже через экран – таковы Шукшин и Высоцкий.

Так вот, в Иисусе очень много жизни; и это делает Его естественным центром всякого общества.

Вторая молитва с воображением была основана на тексте Иеремии (Иер 18:1-12) – приглашение пойти в дом горшечника. Опуская опять же главное – личное, поделюсь: у Горшечника – лицо Иисуса; «Почему все сосуды такие разные? – У них разное предназначение; но помни – все они из одной глины»; и все сосуды так или иначе сохраняют форму рук Горшечника.

Ещё один важный опыт медитация над великой притчей о блудном сыне и милосердном Отце. «Дай мне следующую мне часть имения», я сам буду управлять им, – говорит младший сын, – как будто ты уже умер и я вступил в наследство. И «расточил имение своё» – как мы убиваем природу, доверенную нам, а так же таланты, способности, дары благодати, уходя от Отца, будто Он уже умер, в стремлении самим управлять жизнью. Отец же встречает сына словами «был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся» – оказывается, был мёртв не Отец, а сын! 

Кто я в этой притче?

Когда я младший сын? –  Когда пытаюсь управлять своей жизнью и доверенным мне творением сам, а не вместе с Отцом.

Когда я старший сын? – Всякий раз, когда завидую и ревную; когда слышу волю Отца как приказ, не понимая Его слов «ты всегда со Мною, и всё Моё – твоё»; когда не хочу быть рядом с теми, кого призывает и встречает сам Отец, отказываясь войти с ними в дом Отца…

Когда я подобен Отцу? Когда смиренно принимаю волю детей, уважая их свободу; когда выхожу навстречу при каждом движении в мою сторону; когда не только справедлив, но и щедр даже к «наёмникам» – тем,  с кем связан не родством кровным или духовным, но вроде бы чисто деловыми отношениями; когда «всё моё – твоё»…

Когда я не похож на Отца? Когда мне недостаточно шага навстречу; когда я стремлюсь навязать свою волю…

            Под конец нам было предложено после медитации над небольшим отрывком из «Духовных упражнений» Лойолы – «Начало и основание», которое положено в основу «нулевой» недели Духовных упражнений (если первая – о грехе, то обязательно предваряющий её «фундамент» – о познании любви Бога к человеку и принятии её). Рискну привести здесь свой текст – как один из плодов (быть может, банальный, но очень личный) этой недели.

Человек сотворён Богом из любви для того, чтобы отвечать любовью и хвалой на любовь Создателя. Он поставлен владычествовать над творением, чтобы заботиться о нём, как добрый царь о своём владении, и чтобы связывать его с Господом, будучи сам творением и в то же время будучи подобен Творцу разумом и волей и способностью свободного делания в любви.

Человек должен принимать всё творение и всё происходящее с ним не ради самого творения, но из любви к Творцу, за блага благодаря Бога, а в горести и испытаниях проявляя терпение и видя возможность страданием, воспринятым в любви и доверии к Богу, приносить Искупление в то место и то время, где он находится.

Спасибо Тебе, Господи, что исцеляешь моё сердце. Реколлекции поистине собрали меня вновь после полутора лет тревог и испытаний. «Пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нём. Боящийся несовершен в любви».

Образом реколлекций для всех нас стало воспоминание о. Виктора Жука о мессе Пятидесятницы в Падуе, когда из-под купола бенедиктинского храма посыпались тысячи лепестков роз, подобно тем разделяющимся языкам пламени, что сошли на апостолов. Прекрасный и зримый символ обилия даров. Личный символ – семечко ясеня, «вертолётик», который сам лёг мне в ладонь во время медитации. Семя чего-то нового. Эта неделя здорово меня перепахала.

… тысячи лепестков роз, подобно тем разделяющимся языкам пламени, что сошли на апостолов, – прекрасный и зримый символ обилия даров

Вспоминаю рассказ доброй памяти Романа Наумова о том, как он к исходу своего Camino был так переполнен Богом, что не смог бы продолжать паломничество к св. Иакову дальше. Здесь тоже было явное паломничество, несмотря на оседлость; и такая же переполненность. «Чаша моя преисполнена» – эта фраза из псалма, которым мы начинали реколлекции, стала их итогом. Но путь продолжился.

В последний вечер реколлекций мы делились впечатлениями. «Как теперь возвращаться с тревогой, что найденный здесь образ любящего Бога вновь заслонит Бог суровый и следящий за моими проступками?» – была и такая реакция. Ещё более показательной мне запомнилась другая: «Я ехала на духовные упражнения первой недели, посвящённые очищению от грехов, с мыслью: ну что ж, перенесу и это, стиснув зубы, как переносят травму и болезнь… Но эта неделя была полна любви и света!»

Личный символ – семечко ясеня, «вертолётик», который сам лёг мне в ладонь во время медитации. Семя чего-то нового. Эта неделя здорово меня перепахала.

А я на этом вечере обмена плодами испытывал благодарность к тем, кто был рядом, и к духовным руководителям реколлекций – оо. Михаилу Станчишину SJ (начало и основание) и Виктору Жуку SJ (первая неделя). Это тоже был удивительный опыт – общение в молчании, когда с каждым днём всё внимательнее, заботливее и учтивее – несмотря на молчание! – становились друг к другу участники реколлекций, являя поистине общение царей.  И огромный труд реколлекционистов, для которых наши 20-25 минут ежедневной беседы с духовным руководителем сливались во многие часы внимательной и сосредоточенной духовной работы, слушания, распознавания и очень аккуратного, деликатного, но мудрого сопровождения.

Спасибо Тебе. Спасибо всем, кто был рядом. Спасибо святому Игнатию.

Для меня неделя реколлекций продолжилась неделей путешествия по Белоруссии и Польше и встречами с друзьями; и не раз я чувствовал, что меня ведёт Дух, особенно в ситуациях, до конца мне непонятных; и совсем по-новому воспринималось многое: там, где раньше могли быть горечь и обида, были любовь, сочувствие, молитва и надежда, и – «радости нашей ничто не отнимет у нас».

Записывайте: в 2020 году духовные упражнения в Новогрудке планируются 19-28 июня.

Автор: Сергей Сабсай

Фото: Людмила Вдовенко, Виктор Жук S.I., Сергей Сабсай