13 февраля в Институте святого Фомы состоялась открытая лекция: «Эдмунд А.Уолш SJ и его дипломатические  действия». Мария  Кьяра Доммарко, историк Церкви и аспирантка общецерковной аспирантуры и докторантуры им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия,  представила дипломата и иезуита Эдмунда А. Уолша.

Эдмунд А. Уолш родился в Южном Бостоне в 1885 году. После окончания новициата в Обществе Иисуса и завершения курса философии, он был направлен преподавать в частную среднюю школу при Джорджтаунском университете. Затем он продолжил учёбу в Ирландии, Англии и Австро-Венгрии. В 1916 году состоялось его рукоположение, и на следующий год он был назначен деканом Джорджтаунского колледжа. В связи с началом Первой Мировой войны его преподавательская деятельность была прервана, и он был приглашен Военным департаментом США (в настоящее время – Министерство обороны) в комитет по разработке академической программы недавно созданного Студенческого Армейского Учебного корпуса (S.A.T.C). На Уолша произвели негативное впечатление американские дипломаты, несмотря на победу США  в союзничестве с Антантой в Первой Мировой войне.  Эдмунд А. Уолш считал, что они были недостаточно компетентны для участия в стремительно изменяющихся международных отношениях. В связи с этим, опираясь на свой студенческий опыт и культурную подготовку, американский иезуит начинает разрабатывать адекватную теоретическую и практическую систему подготовки кадров, не только для нового поколения дипломатов, рожденных из пепла Первой Мировой войны, но и для будущих представителей финансового сектора США, чтобы они могли лучше участвовать в стремительно меняющихся международных отношениях.

Совет директоров Джорджтаунского Университета доверил Уолшу создание первой в США международной школы бизнеса – Школы дипломатической службы (School of Foreign Service), открывшейся после испытательного семестра в 1919 году. Он занимал должности декана, профессора, управляющего и вице президента Школы вплоть до своей смерти в 1956 году.

Преподавательская деятельность Уолша несколько раз прерывалась в связи с миссиями Святого Престола. Папа Пий XI направил его с дипломатической миссией в Россию (1922-1923), затем – в Мексику (1929). Позже Папа направил его в Багдад (1931-1932) с целью организации и руководства Католической ассоциацией социального обеспечения на Ближнем Востоке  (Catholic Near East Welfare Association). Вудро Вильсон, 28-ой президент США, поручил ему уже упоминавшееся задание по S.A.T.C.

Миссия в России.

В 1921-1924 годах на территориях бывшей Российской Империи миллионы людей голодали, в основном на территориях нижнего Поволжья, в районах Одессы, Харькова, в Крыму и на Кавказе. По данным Международного союза помощи детям, из 33 губерний в 21 был голод. На этой территории проживало порядка 33 миллионов человек. Было несколько причин появления голода: засуха 1921 года, безумная большевистская политика раскулачивания, осуществляемая под предлогом поддержки Красной армии, которая вела гражданскую войну, а также экспорт зерна.

В 1921 году были подписаны двусторонние соглашения между большевистским правительством и различными благотворительными организациями, среди которых была American Relief Administration (ARA), которая пожертвовала большевикам большую сумму денег. На тот момент российское отделение возглавлял полковник Уильям Н. Хаскел (William N. Haskell). ARA являлась частной организацией прямой помощи от Герберта Хувера (Herbert Hoover), тогдашнего министра торговли американского правительства и будущего президента США.

Идеальным кандидатом для управления миссией был признан Уолш. К тому времени он уже был представителем Национального католического совета по благосостоянию при Русской программе помощи ARA. 5 июля 1922 г. кардинал Гаспарри вручил Уолшу верительные грамоты.

24 июля 1922 года, отслужив Мессу в частной папской капелле и получив благословение Понтифика, двенадцать посланников отправились в Россию различными путями. Оперативных станций миссии было шесть: в Москве (здесь находился центральный архив миссии), Краснодаре, Ростове-на-Дону, Джанкое, Евпатории, позже – в Оренбурге. От каждой из них зависели пункты раздачи горячего питания и распределения посылок с одеждой и лекарствами для отправки в различные населенные пункты России.

Как пишет Уолш в отчете от 15 апреля 1922 года, в момент максимального «развертывания сил», в миссии было всего 701 пункт раздачи горячего питания (включая лагеря беженцев и больницы); кормили в целом от 125 до 158 тысяч человек в день, большая часть из которых были дети.  [1]

«Когда мне захотелось, после долгого прошлого времени в России, после революции, снова почувствовать себя в той среде, когда я буду писать о той стране, я вкладываю в фонографы русскую музыку, и тут же в моем воображении возрождаются забытые картины, и она появляется такой, какая она есть, такой, какой я ее знал».[2]

Миссия в Мексике.

5 февраля 1917 г. в стране была принята новая Конституция, включавшая статьи (3,5, 24,27, 130), открыто ограничивающие возможности свободного вероисповедования и право существования церкви как юридического лица. В последующие годы появились и другие государственные законы, направленные против верующих. Критической точки это ущемление прав верующих достигло при президенте Плутарко Элиасе Кальесе, который вступил в должность в декабре 1924 года. 5 февраля 1926 года архиепископ архиепархии Мексики Хосе Мора и дель Рио (José  Mora y del Rio)  выразил в интервью газете El Universal четкую позицию католической Церкви в Мексике относительно антирелигиозных статей в Конституции 1917 года.

“Епископы, священство и верующие католики не признают – и мы будем бороться – Статья 3, 5, 27 и 130 настоящей Конституции. Мы не можем изменить этого отношения и менять статьи без причины, не будучи при этом предателями нашей веры и нашей религии”, архиепископ архиепархии Мехико Хосе Мора и дель Рио (José Mora y del Rio)[3]

Первые два этапа переговоров, произошедших соответственно в 1926 и 1928 годах, не достигли положительных результатов. В рамках второй попытки переговоров, один из высокопоставленных представителей мексиканского духовенстве передал бывшего послу Чили в США Мигелю Кручага и Токорналу (Miguel Cruchaga y Tocornal) меморандум, который в свою очередь был передан Уолшу. В конце мая 1928 года, Уолш с документами отправился в Рим, к Пию XI. Таким образом, у иезуитов оказался важнейший документ с информацией о религиозном кризисе в Мексике.

По воле Святого Престола, данная миссия проводилась в условиях чрезвычайной секретности, с учетом сложностей, связанных с гонениями и враждебностью мексиканского правительства к церкви. Согласно инструкции, Уолш отправился в Мексику в качестве профессора Джорджтаунского Университета, в светской одежде; ему было категорически запрещено открыто говорить с журналистами, и с него взяли обещание в будущем никогда – ни на своих публичных лекциях, ни в частных письмах не упоминать об этой миссии.

В связи с ухудшавшейся обстановкой, Уолш смог отправиться в Мексику только 1 мая 1929 года, когда ситуация в Мексике благоприятствовала началу нового и окончательного этапа переговоров. В дальнейшем, в статье мы будем опираться на отчет, написанный Уолшем от третьего лица и на другие документы по данной миссии, хранящиеся в Римском Архиве Общества Иисуса. Уолш, начинает данный отчет с сообщения о людях, оказавших ему как политическую, так и дипломатическую поддержку для успешного осуществления миссии. Этими людьми являлись:

– Мигель Кручага, предоставивший ему все дипломатические услуги чилийского посольства;

– президент США Герберт Гувер, с которым Уолш дружил во время папской миссии в России. Именно он телеграфировал послу Морроу, чтобы тот мог сделать все, что было в его силах, для поддержки Уолша.

Затем Эдмунд Уолш сообщил о посещении тех епископов и священников, которых он должен был посетить в соответствии с инструкцией. Результаты встреч он сообщил в телеграммах от 12 и 17 мая 1929 года. Эти телеграммы заслуживают отдельного внимания, т.к. в них можно увидеть действия Уолша в этих непростых обстоятельствах. В телеграмме от 12 мая, Уолш объяснил ситуацию генералу Общества Иисуса отцу Ледуховскому:

« После беседы с пятью Епископами и многими представителями духовенства и мирян, сведущих в теме, как мексиканцами, так и иностранцами, я обнаружил противоположные мнения, совместимыми только посредством решения Его Святейшества, которому все будут подчиняться в искреннем католическом духе. Призвав Бога и размыслив, могу сообщить мое личное мнение: кровавое католическое восстание в Халиско приведет к многочисленным жертвам невинных людей, через две недели в связи с решением губернии отправить 15000 хорошо вооруженных солдат. … Это вооруженное восстание … необходимо закончить, чтобы избежать бесполезного пролития крови и продолжительных страданий». [4]

21 июня 1929 года обеими сторонами (Руицем и временно исполняющим обязанности президента Портесом Джилом) были подписаны второй вариант текста, подготовленного Уолшем, Кручага и Морроу, и декларации (так называемые Arreglos).[5] Уже через день, декларации были опубликованы в Официальном Дневнике Федерации (Acto Diario), и имели официальный юридический статус. Именного этого аспекта не хватало в переговорах 1928 года, которым Ватикан не был вполне удовлетворен, поскольку письма, которыми обменялись стороны не были опубликованы и не имели статуса официального документы.

Миссия в Ираке

Конгрегация по делам Восточной Церкви возглавляла несколько благотворительных ассоциаций помощи Ближнему Востоку. По воли Пия XI и по предложению Уолша, 11 марта 1926 года все эти организации объединились в одну ассоциацию, то есть Католическую ассоциацию социального обеспечения на Ближнем Востоке. Целью этого объединения была рационализация использования экономических ресурсов. Одновременно, Папа римский назначил президентом новой ассоциации Уолша, который возглавлял ее до начала 1931года.

В связи с приближающимся окончанием Британского Мандата (1932г.) на повестке дня встал вопрос о подготовке кадров для местного правительства, для чего необходимо было решить проблему организации системы образования. Сложность состояла в том, что большинство образовательных учреждений были государственными, присутствовали и частные школы, но их не хватало для иракской молодежи. В школах, вне зависимости от разновидности, должно было вестись преподавание классического арабского языка, истории и географии Ирака. Частные школы возглавляли, прежде всего,  американцы и англичане, и как следствие, преподавание велось на английском языке. Поэтому, студенты после окончания средней школы приобретали только поверхностные знания арабского и английского языка. В результате, молодежь не была в полной мере интегрирована в общество, но это было понятно, так как основной целью протестантских организаций было приобретение религиозных знаний. На территории присутствовали и исламские религиозные школы, деятельность которых была посвящена исключительно изучению Корана. Католики, вовлеченные в процесс образования, с момента распада османской империи, начали отправлять Святому Престолу запросы о помощи в открытии колледжа для католических нуждающихся студентов. Только после окончания британского мандата, иракское правительство обеспечило значительную финансовую помощь образовательным учреждениям.

В существующих обстоятельствах, в конце 20-х гг. Конгрегация по делам Восточной Церкви получила много писем от иракской католической иерархии, из которых можно было сделать вывод, что существовали два варианта проектов:

– объединение католических школ;

– создание колледжа под руководством Конгрегации, занимающейся образовательной деятельностью.

Первый вариант был отклонен местной католической иерархией, поскольку было неизбежно возникновение целого ряда трудностей: недостаток экономических ресурсов, проблемы в получении разрешения от Министерства Образования. Тем не менее, иракская католическая иерархия посчитала создание колледжа хорошей идеей.

26 июня 1928 года привлекли Эдмунда Уолша к идеи создания иракского колледжа. Конгрегация по делам Восточных Церквей (Congregazione per le Chiese Orientali) отправляет Уолшу отчет об образовании в Ираке, чтобы он в качестве президента Католической Ассоциации Социального Обеспечения Ближнего Востока смог бы придумать каким образом поддерживать католическое присутствие в Ираке. Спустя 10 месяцев был подготовлен окончательный документ с требованиями к новой миссии в Ирак, а именно:

– колледж вместе со студенческим общежитием в Багдаде, где студенты-христиане, обучающиеся в государственных средних профессиональных школах, могли получить религиозное образование;

– для начала можно было использовать здание Кармелитов;

– Католическая Ассоциация Социального Обеспечения Ближнего Востока должна была обеспечить финансовую помощь в размере 3 тысяч долларов в год для поддержки данного образовательного учреждения.

Маристам было направлено в общей сложности три запроса [6], но ответы на них были отрицательными, а в октябре начинался в Ираке учебный год, поэтому 25 октября аналогичные запросы были отправлены салезианцам и иезуитам.

8 ноября 1929года салезианцы дали отрицательный ответ по причине технических трудностей, а иезуиты направили положительный ответ через их Генерала отца Ледуховского. До июля 1930 года иезуиты определились с тем, что Уолш будет отправлен в ознакомительную миссию.  После его возвращения и доклада о результатах его миссии, в Ирак будут отправлены 4 иезуита из Америки с целью основать и возглавить колледж в Багдаде, что произойдет только в том случае, если Уолш сочтет возможным условия для продолжения проекта.

Под названием Missio Iraquensis понимается именно ознакомительная миссия отца Уолша, анализ технической осуществимости проекта колледжа такого типа. Уолш путешествовал по всей стране с севера до Персидского залива (находился во время перестрелки в Курдистане, когда напали на дом христианского администратора; познакомился с езидами). Он решил встретиться не только с церковной иерархией, но и с 25 мирянами (адвокатами, врачами, журналистами, бизнесменами). 30 апреля 1931 года, Уолш встретился с Пием XI , которому предоставил все отчеты о своей поездке.

Подводя итоги, важно отметить основные черты дипломатической деятельности Эдмунда А.Уолша SJ, а именно:

– послушание Святому Престолу, требования которого были мотивированы нравственными (христианскими) ценностями;

– любовь к народам, с которыми он встречался;

– Эдмунд Уолш в своих миссиях всегда старался выразить благодарность людям, поддерживавшим его в дипломатической работе, что свидетельствовало о понимании того факта, что успех деятельности не может зависеть от одного человека, но от сотрудничества людей, работающих в одной команде;

– предпочтение мирного пути продления договоров.

В заключение хотелось бы обратить внимание на устав Школы дипломатической службы (School of Foreign Service), которая, как было отмечено выше, была основана Уолшем в 1919 году. Этот документ отражает основную концепцию данного учреждения, разработанную американским иезиутом, и представляет собой ключ к интерпретации дипломатического служения, как его понимал отец Уолш. В уставе прописано:

“Созданная во время сдачи дорого стоивших ей уроков

истинного гражданства и чистого патриотизма, Школа

дипломатической службы в будущем посвятит себя тому,

чтобы на собственном примере продемонстрировать

христианскую триаду: Закон, с тем чтобы Справедливость

царила в экономических и политических науках; Красоту,

чтобы она не осталась незамеченной среди торговцев и

финансистов, и Совесть, чтобы Нравственность всегда

являлась путеводной звездой для нашей страны и для

наших соотечественников во всех делах, общенародных

или частных». [7]

 

 

 

[1] Marisa Patulli Trythall, The Little Known Side of Fr. Edmund Walsh. His Mission to Russia in the Service of the Holy See, текст лекции, прочитана в Georgetown University (Washington D.C., USA) в апреле 2009.

[2] ARSI, Messico 1407, л. 31.

[3] Patulli Trythall Marisa, Edmund A. Walsh S.J. and the Settlement of the Religious Question in Mexico, в Archivum Historicum Societatis Iesu, 159 (2011), стр. 5.

[4] Копия телеграммы В. Ледуховскому, 12 мая 1929. ARSI, Messico 1407, л. 11.; Patulli Trythall Marisa, Edmund A. Walsh S.J. and the Settlement of the Religious Question in Mexico, в Archivum Historicum Societatis Iesu, 159 (2011), стр. 27-28.

[5] Patulli Trythall Marisa, Edmund A. Walsh S.J. and the Settlement of the Religious Question in Mexico, в Archivum Historicum Societatis Iesu, 159 (2011), стр. 25.

[6] Marisa Patulli Trythall, Edmund Aloysius Walsh: la Missio Iraquensis,  Accademia Angelica Costantiniana di Lettere Arti e Scienze 2010, supplemento a Studi Sull’Oriente Cristiano 14/2, p. 219.

[7] https://sfs.georgetown.edu/mission/legacy/