16 ноября 2019 г. в городе Риобамба (Эквадор) был беатифицирован отец Эмилио Москосо (1846-1897), убитый на фоне преследований Католической Церкви в этом латиноамериканском государстве. На следующий день после беатификации Папа Франциск пригласил верующих, собравшихся на площади Св. Петра на молитву «Ангел Господень», поприветствовать это событие аплодисментами, указав на пример нового блаженного как смиренного монашествующего, апостола молитвы, учителя молодежи и пожелав, чтобы он стал заступником на пути христианского свидетельства веры.

Публикуем историю нового блаженного из письма генерального настоятеля Общества о. Артуро Соса, адресованного собратьям-иезуитам по случаю провозглашения блаженным о. Эмилио Москосо.

***

Очередной иезуит, отец Эмилио Москосо, беатифицирован 16 ноября в Риобамба (Эквадор) – городе, где 4 мая 1897 года он отдал свою жизнь за веру.

Будущий блаженный родился в Куэнка (Эквадор) 21 апреля 1846 года. Еще в детстве Эмилио серьезно относился к вере, будучи воспитан в глубоко католической социальной и семейной среде. В 1864 году, в возрасте 18 лет, он вступил в новициат Общества Иисуса в своем родном городе.

Иезуиты Эквадора были в то время «миссией», зависящей от провинции Кастилия в Испании. Эмилио Москосо изучал гуманитарные науки и философию в Кито (1866-67) и преподавал в национальных коллегиях Риобамба (1867-68) и Гуаякиль (1868-72). Еще будучи молодым схоластиком, он проявлял стремление к служению, был верен Евангелию и Институту Общества, спокоен и мирен, почти робок. Он продолжал свое богословское образование в Коллегии де ла Инмакулада Консепсьон в Пифо, недалеко от Кито. Он был рукоположен в священники в 1876 году и был послан на третью пробацию в Манресу (Испания) в 1878-79. Там он мог испить из самых источников духовности святого Игнатия, учась в школе Упражнений и традиций Общества.

Вернувшись в Америку, о. Москосо был командирован в Лиму (Перу), где работал как в резиденции Общества, так и в Коллегии де ла Инмакулада. 8 сентября 1879 года он принес свои последние обеты. Молодой священник оставался в Перу до 1882 года, а затем был переведен в Кито. В 1889 году его снова отправили в Риобамбу, где он работал в коллегии Святого Филиппа Нери в качестве министра общины, духовника, профессора логики и метафизики и директора Апостольства молитвы. В 1893 году он был назначен ректором коллегии и настоятелем общины. Таким образом, новый блаженный – один из тысяч иезуитов XIX века, посвятивших себя служению евангелизации образования. Это было служение, которое он нес образцово.

В 1895 году, когда в Эквадоре одержала верх либеральная революция и был принят закон, ограничивающий католическую церковь, в стране начались новые порядки. Эквадорские иезуиты были в первых рядах защитников Церкви. Они развивали, среди прочего, набожность к Сердцу Иисуса и Непорочной Марии – молитвенное апостольство, которое уже в течение некоторого времени поощрялось Обществом. В небольшом городе Риобамба 1896-й год был годом скорби из-за суровых условий, навязанных антиклерикальным режимом. Ситуация ухудшилась в конце апреля 1897 года, когда власти произвольно заключили в тюрьму епископа монсеньора Арсенио Андраде, обвинив его в заговоре против правительства.

Под давлением режима простым выходом из сложившейся ситуации было бы решение закрыть коллегию и покинуть город, однако Эмилио Москосо и его спутники твердо стояли на своем обязательстве служить молодежи Риобамбы. Свидетельство стойкости в Духе ректора коллегии Святого Филиппа Нери в дни, предшествовавшие его смерти, было необычайным. Либералы открыто преследовали редемптористов и иезуитов, работающих в Риобамбе. 2 мая о. Москосо был заключен в тюрьму вместе с другими спутниками. Он проявил великое спокойствие, утешая своих братьев, которым грозило изгнание. Почти все заключенные были освобождены к середине дня 3 мая в результате давления со стороны жителей города, но четверо были взяты в заложники. Когда Эмилио Москосо был освобожден, он пытался успокоить разгневанные толпы, протестовавшие против ареста иезуитов. Вернувшись в коллегию, он без устали стремился освободить своих собратьев, все еще находящихся в тюрьме.

На рассвете 4 мая 1897 года, отражая нападение повстанческой группировки, правительственные силы осквернили Евхаристию в часовне коллегии. Затем они занялись поиском монашествующих. Двое офицеров нашли ректора в своей комнате, молящегося на коленях перед распятием, с четками в руке, и они застрелили его в упор. Жители Риобамбы глубоко скорбели и протестовали против осквернения Евхаристии и убийства любимого ими о. Москосо.

Простая жизнь и храброе мученичество о. Эмилио преподносит нам множество уроков: радость и аскетизм его преданности; его глубокая преданность Евхаристии и Марии; его свидетельство бедности и послушания в добросовестном исполнении ежедневных обязанностей; повседневная простая и упорядоченная общественная жизнь; его храбрость в защите веры и Церкви; его стойкая солидарность с гражданами Риобамбы в самые трудные времена; его забота о теле Общества, когда он посещал своих собратьев в тюрьме и вернулся в коллегию, чтобы разделить судьбу своей общины. После многих лет, посвященных обучению и апостольству молитвы, Эмилио Москосо столкнулся с преследованием. После его смерти декан собора вспомнил, что «гением его управления была его добрая и святая душа».

Несколько лет назад 36-я Генеральная Конгрегация выразила желание обратиться со специальным посланием к иезуитам, работающим в зонах военных и иных конфликтов. Вспоминая мученичество о. Москосо и многих других собратьев прошлого и настоящего, в письме говорилось: «Борьба за справедливость, мир и примирение возвращает нас к нашим корням в Формуле Института. Это было подтверждено на недавней Генеральной Конгрегации и столь же актуально (и столь же неотложно) сегодня, как это было в эпоху, когда наши первые отцы основали Общество Иисуса. Эта миссия на границе войны и мира – посланничество, которое касается всех нас, независимо от того, являемся ли мы новициями, схоластиками, братьями или священниками (…)».

По случаю беатификации члена Общества Иисуса отец-генерал Артуро Соса пожелал собратьям, чтобы, укрепляемые Евхаристией, они могли проявлять солидарность с теми, кто живет в зонах конфликтов, особенно с наиболее уязвимыми и игнорируемыми в нашем обществе.