17 сентября Католическая Церковь вспоминает св. Роберта Беллармина (итал. Роберто Беллармино, Roberto Bellarmino) (1542-1621), епископа и Учителя церкви, члена Общества Иисуса.

Роберт Беллармин родился 4 октября 1542 года в г.Монтепульчиано, Италия. В 1560 году он вступил в недавно образованное Общество Иисуса, и одновременно стал студентом, а позднее преподавателем и ректором Римской коллегии.

С 1570 года по 1576 год проповедовал в Лувене. Ему еще не было и двадцати восьми, а он уже был преподавателем, префектом по учебе и духовным руководителем коллегии. Лекции молодого иезуита принесли ему известность далеко за пределами Бельгии.

В 1576 году он занял кафедру полемической теологии в Римской коллегии, став в 1592 году ее ректором. Во время своей работы на кафедре Беллармин поднял преподавание полемической теологии на новый уровень. Его лекции позднее легли в основу знаменитого труда «Спорные вопросы», первый том которого вышел в свет в 1586 году.

В 1587 году он оставил преподавание, чтобы посвятить себя написанию книги, но через некоторое время был назначен духовным отцом многочисленных схоластиков Римской коллегии.

В 1596 году его призвали в Рим и назначили ректором пенитенциария; позднее он был произведен в кардиналы, а 21 апреля 1602 года назначен архиепископом Капуа в Кампании; в марте 1605 года, после смерти Климента VIII, его преемник освободил Беллармина от этой должности и вернул его в Рим.

В Капуа Беллармин проявил себя как образцовый архиепископ и пастырь. Он активно выступал за закрытие игорных заведений, заботился о бедных и обездоленных, уделял много сил и внимания обновлению монашеских общин.

В 1598 году Беллармин написал ставший впоследствии знаменитым развёрнутый катехизис из 273 вопросов для взрослых и духовных лиц. В это же время он выступает главным обвинителем на процессе Джордано Бруно, а затем и Галилео Галилея. По отношению к знаменитому ученому Беллармин оставался честным и уважительным, дав Галилею возможность разъяснить свои идеи и поставив его в известность о том декрете, который готовился против него.

Последние три года жизни святого были самыми тяжелыми. Зима 1619 года выдалась необычайно суровой, и Беллармин постоянно страдал от обморожений и холода. В то время у него возникло горячее желание сложить с себя все церковные звания и окончить свои дни обыкновенным иезуитом. Он послал прошение Папе, но получил разрешение только от следующего Понтифика.
25 августа 1621 года Беллармин удалился в новициат Сант-Андреа аль Квиринале. Спустя три дня будущий святой подхватил лихорадку, излечиться от которой уже не смог. Он мирно почил вечером 17 сентября 1621 года.

Св. Роберто Беллармино был очень простым и обаятельным человеком. Он обладал удивительной гибкостью и приспособляемостью к различным условиям, – в течение своей жизни он успел побывать проповедником, преподавателем, писателем, полемистом, подчиненным и настоятелем, советником важнейших римских конгрегаций, епископом и, наконец, кардиналом; и каждую из этих обязанностей он выполнял так, словно для этого и был рожден. Всего себя он щедро отдавал другим – Церкви и Обществу – до самой смерти в 1621 году.

Во всем, что он делал, он сохранял врожденную простоту. Он много преподавал, но был не просто преподавателем: он был Учителем. В течение многих лет он был настоятелем, но к подчиненным относился как отец. Академические трактаты такие, как “Контроверсии” (Controversies) и “Толкование Псалмов”, Беллармино писал с пастырским уклоном. В “Катехизисе” он просто и доступно изложил великие богословские истины, открыв их для обыкновенных людей.

Врожденная простота и доброта позволяли ему необычайно действенно решать человеческие проблемы; в то же время он жил в глубоком единении с Богом. Шесть его духовных трудов, среди которых первое место занимает De ascensione mentis ad Deum, были написаны им во время выполнения Упражнений. Эти труды представляют собой краткое изложение его духовности, и написаны в форме непрестанной беседы с Богом. Беллармино окунался в глубины духовных просторов, находя Бога в людях и людей в Боге; перед ним одинаково раскрывались тайны Бога и людей. Особенно ярко это проявилось в течение трехлетнего пастырского служения в Капуа. Он все время проводил со священниками и бедными. Делился с нуждающимися всем, что имел. Он молился со своим клиром в Соборе, сам обучал катехизису, вдоль и поперек изъездил свою епархию и никогда не оставлял без внимания тех, кто был рядом. Неудивительно, что об этом времени он писал со всей свойственной ему простотой. “Люди любили его, и он отвечал им тем же. Слуги Царя никогда не причиняли ему вреда. Они всегда почитали его, так как были уверены, что и он – слуга Божий”.

Любовь к Богу, наполнявшая его, сияла из глубины его души. Однако он не позволял своим эмоциям сбивать себя с пути; со свойственным ему реализмом он видел все опасности и усмирял свою любовь священным страхом. Это был не “рабский страх, а достойный страх сына, страх, присущий святым и людям, стремящимся к совершенству. Этот страх порожден совершенной любовью, ибо тот, кто любит сильно, боится причинить боль своему возлюбленному” (Explan. In Psam., 33). Его любовь основывалась не на преходящих эмоциях, а на Боге; это была удовлетворенность тем, что Бог дал ему. «Ибо тот, кто понимает, что значит быть сыном Бога, Царя Царей, льнет к Нему с сыновней любовью и довольствуется тем, что имеет, ибо не сомневается, что его любящий Отец в каждую минуту жизни даст ему все, что потребуется» (De Gemitu Columbarum, I, 2).

Любовь к Богу давала Беллармино силу отказываться от всего, любви не достойного. “Если под действием Божественного вдохновения человек начинает по-настоящему любить Бога ради Него Самого и ближнего своего ради Бога, то вскоре он начинает отдаляться от мира, и сладострастие уступает место любви. То, что казалось невозможным, когда человек был во власти сладострастия – жить в мире, словно бы не являясь его частью, – становится очень легко, когда в человеке возрастает любовь” (De Arte Bene Moriendi, I, 2).

Чтобы проиллюстрировать силу любви к Богу, святой постоянно возвращается к идее любви к другу. Бог был его другом, и он был другом Бога. «Никто не знает друга лучше, чем друг… Так же и с тем, кто любит Бога. Он всегда думает о Боге, всегда стремится узнать о Нем что-то новое, денно и нощно размышляет над Священным Писанием, которое подобно множеству писем, ниспосланных с небес. Так он познает множество возвышенных вещей, а нередко и Божественные тайны, грядущее и сердца людей, ибо Бог являет Себя тем, кто ищет Его» (Exhort., p. 140). Поэтому он положил Писание в основу дискуссии с лютеранами: “Все без исключения еретики принимают Слово Божие как устав своей веры” (Controversiae, Пролог).

Любовь к Богу привела Беллармино к любви к Церкви, как истинной Невесте Христовой, (Explan. in Psalm., 44) и к Верховному Первосвященнику как Наместнику Христа. Нападки лютеран на Папу Римского задели его за живое. Первая книга “Контроверсий” открывает нам три его великих любви. В ней говорится “о мире Божьем, о Христе, Главе Церкви, и о Верховном Первосвященнике”. Именно любовь к Богу и Церкви и осознание опасностей, угрожающих в то время Папе, сделали его защитником папства. Папа – это Summa rei Christianae, так сказать, квинтэссенция христианства, и fundamentum, основа единства веры. Однако он не остановился на защите папства от внешних нападок. Он также боролся за искоренение злоупотреблений, дававших повод для обоснованной критики реформаторов. С вольностью пророка он преподнес Клименту VIII “Петицию” (“Memorial”), в которой обличал шесть пороков, особо заметных в римской курии, ставя перед собой задачу во что бы то ни стало бороться с ними.

Любовь к Папе не повлекла за собой раболепной лести. Именно из любви он чувствовал себя обязанным отстаивать теорию косвенной власти Папы над мирскими властями в противоположность теории прямой власти, которую поддерживал Сикст V. Беллармино заплатил за свое упорство тем, что “Контроверсии”, написанные именно в защиту папства, были включены в индекс “До исправления ошибок”. Беллармино также считал своей обязанностью указать на то, что Папа — не властелин Церкви, а ее «управляющий», и что не может злоупотреблять своей властью, из-за чего впал в немилость Климента VIII. Но его поступками всегда руководила любовь. Он делал, что мог, чтобы “сохранить честь Сикста V”, как пишет в “Автобиографии”, когда в Библии под редакцией Сикста “многие вещи подверглись беспричинному изменению, и некоторые высокопоставленные особы считали, что эту Библию нужно публично запретить”. В результате неверно внесенные изменения были исправлены заново, и к изданию был добавлено примечание, “в котором говорилось, что из-за чрезмерной спешки в первом издании было допущено несколько ошибок. Таким образом, по его признанию, он (Беллармино) отплатил Папе Сиксту добром за зло” (Autob. XV).

Любовь к Богу он питал тихой, уединенной молитвой и молился часто, откладывая все остальные дела. Взамен Господь даровал ему то, что можно было бы назвать “мистицизмом служения Богу”. Как все великие мистики, он сохранял духовное просветление и спокойствие духа, несмотря на то, что его жизнь была заполнена интенсивным, деятельным трудом. Ничто не нарушало его покой, даже возможность быть избранным на должность Папы Римского, о которой он чистосердечно сообщил в своей “Автобиографии”. Именно этот дар позволял ему принимать активное участие во многих богословских дебатах своего времени, несмотря на его деликатную натуру и добродушный характер. Он старался решить проблемы Церкви, чувствуя единение со всеми, кто оказывался в затруднительном положении. Так проявлялась его любовь к Богу. Роберто Беллармино несмотря на всю свою бурную деятельность жил так, как и хотел св. Игнатий, – с Богом.

Св. Роберт Беллармин, молись о нас!