Люди, «укорененные в Церкви», позволяющие Христу «завоевать себя», отдавая Ему себя без остатка, способные на «благородное чувство» стыда, который «настраивает их на Христа»: такими словами в день литургической памяти св. Игнатия Лойолы Папа Франциск обрисовал черты, отличающие иезуитов. Святейший Отец совершил Святую Мессу в восемь часов утра в церкви Святейшего Имени Иисуса («дель Джезу»). В богослужении приняли участие около двухсот его собратьев по Ордену. Папе сослужил генеральный настоятель Общества Иисусова отец Адольфо Николас, а также монсеньор Луис Ладария, секретарь Конгрегации вероучения.

31 июля в этом году было действительно беспрецедентным: духовность святого Игнатия в этот день была представлена первым Папой-иезуитом в истории. Святейший Отец Франциск провел со своими собратьями около двух часов – после Святой Мессы прошла братская встреча, ставшая возможной благодаря харизме, обогащающей Церковь уже 500 лет. Эту харизму Папа в своей проповеди рассмотрел во всей ее целостности, составив портрет современного иезуита.

 

Во-первых, сказал Папа, иезуит – это человек, ставящий Христа в центр своей жизни, и этой центральности соответствует центральность Церкви. «Эти два очага нельзя отделять друг от друга, – подчеркнул Папа Франциск. – Нельзя следовать за Христом, кроме как в Церкви и с Церковью»:

«Быть людьми, прочно укорененными в Церкви: такими нас желает видеть Иисус. Не может быть параллельных или изолированных путей. Да, это пути поиска, пути творческие, и важно идти к окраинам, ко множеству окраин. Для этого нужно творчество, – но непременно в общине, в Церкви, в духе принадлежности, дающей нам смелость идти вперед. Служить Христу значит любить реальную Церковь и служить ей с щедростью и в духе послушания».

 

Вторая характеристика иезуита: он ищет Иисуса, зная, что Иисус «первым нашел и завоевал его». В этом, сказал Папа, – «сердцевина нашего опыта»:

«Быть завоеванным Христом, чтобы отдать этому Царю всю нашу персону, все наши труды; сказать Господу, что мы хотим делать все для того, чтобы лучше служить Ему, для Его большей славы, подражая Ему также когда мы терпим оскорбления, презрение, бедность. Я думаю в этот момент о нашем брате в Сирии (Папа сослался на отца Далл’Ольо, предположительно, похищенного в Сирии). Позволить Христу завоевать себя означает быть всегда устремленным к тому, что передо мной, к цели Христа, и спрашивать у себя правдиво и искренне: что я сделал ради Христа? Что делаю для Христа? Что я должен сделать для Христа?»

Затем Папа Франциск говорил о том, что он назвал «стыдом иезуита». «Мы, – заметил Папа, – имеем в себе очень человеческое и очень благородное чувство стыда оттого, что мы не на высоте. Мы смотрим на мудрость Христову и на наше невежество, на Его всемогущество и на нашу слабость, на Его справедливость и на нашу несправедливость, на Его доброту и на нашу зловредность».

 

«Просить о благодати стыда: стыда, рождающегося от непрерывной беседы милосердия с Ним; стыда, заставляющего нас краснеть перед Иисусом Христом; стыда, который настраивает нас на сердце Христа, ставшего грехом ради меня; стыда, который возвращает гармонию сердца в слезах и сопровождает в повседневном пути за «моим Господом». Это всегда ведет нас, каждого по отдельности и всё Общество, к смирению, побуждает жить в этой великой добродетели. Смирение позволяет осознавать день за днем, что не мы строим Царство Божье, а благодать Господа, которая действует в нас; смирение побуждает отдавать себя всецело не самим себе, на собственное служение и служение нашим идеям, а на служение Христу и Церкви, – подобно глиняным сосудам, неподходящим, недостаточным, но в них содержится огромное сокровище, которое мы несем и передаем».

 

От отличительных черт иезуита вообще Папа перешел к примеру двух конкретных иезуитов: одного – из истории, другого – из современности. Их можно объединить одной иконой – иконой «заката». Закат в искусстве часто сопровождает изображение святого Франциска Ксаверия, который смотрит на Китай. Второй иезуит, который у Папы ассоциируется с иконой заката, – это отец Аррупе:

«…Отец Аррупе во время последнего разговора в лагере беженцев сказал: «Это как лебединая песнь: молитесь». Молитва, единение с Иисусом. После этого он сел на самолет, вернулся в Рим с инсультом, и начался его очень долгий и образцовый закат. Два заката, две иконы: всем нам полезно на них взглянуть, вернуться к ним. И испросить милости, чтобы наш закат был таким же, как у них».

В конце Мессы Святейший Отец задержался в молитве у алтарей, освященных в честь святого Игнатия и святого Франциска Ксаверия, в часовне Пресвятой Девы Марии «делла Страда» и у гробницы отца Педро Аррупе.

Источник: Радио Ватикана