31 августа 2012 г. в 85-летнем возрасте отошел к Отцу кард. Карло Мария Мартини, член Общества Иисуса, выдающийся библеист (ректор Папского библейского института с 1969 по 1978 г., член Экуменического Комитета по подготовке греческого издания Нового Завета) и пастырь (архиепископ Милана с 1980 по 2002 г.) Среди многих его инициатив была так называемая «кафедра неверующих» – пространство диалога между христианами и теми, кто провозглашал себя атеистами или агностиками. На русский язык переведены его «Диалоги о вере и неверии» с известным итальянским писателем Умберто Эко (издательство ББИ).

«Я примирился с мыслью о смерти, когда осознал, что без неё мы были бы лишены возможности совершить акт полного доверия. В каждом решении, даже самом сложном, у нас есть “запасный выход”. Смерть же заставляет нас довериться Богу полностью.» Ниже приводим размышления кард. Мартини о тайне человеческой жизни и смерти в свете Божьего откровения во Христе.

***

Воскресение Христово открывает нам смысл всей человеческой истории, всех событий, которые мы переживаем ежедневно: он выражен в словах надежды, произнесенных Петром и приведенных в «Деяниях Апостолов»: «Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его». 

Эти слова вызывают недоумение: как это – невозможно было удержать? К сожалению, мы привыкли к иной реальности: что смерть не только возможна, но даже неизбежна, вместе со всем тем, что сопровождает смерть: скорбь, ненависть, война, разрушения. Но слова св. Петра гласят, что тайна Бога в воскресшем Христе – это победа над смертью, над всем тем, что в нашей жизни выражает смысл и горечь смерти.

Воскресение Христово показывает нам, каков путь человеческой реальности: она направляется к жизни, в каждом из нас она направляется к полноте самовыражения, полноте свободы. Воскресение Христово возрождает нашу свободу, исцеляет от разочарований, наделяет ее в истории подлинными и конструктивными целями. Оно побуждает нас с любовью сотрудничать с Богом, дающим жизнь, в смиренном и деятельном ожидании воскресения всего человека и всего мироздания, которое уже началось в Воскресении Христовом, но полностью реализуется и явится во всем своем сиянии тогда, когда Богу будет угодно, и так, как Ему будет угодно.

Каждый человек идет навстречу собственной смерти и знает об этом. В этом радикальное отличие человеческой смерти от смерти животного; человек с абсолютной уверенностью знает, что наступит смерть, и вырабатывает определенное отношение к этой реальности. Его отношение может выражаться в нежелании думать о ней, но и в этом случае мы имеем дело с определенной позицией.

Итак, только человек неизбежно и постоянно живет в соотнесении с собственной кончиной, а если выражаться точнее, с итогом собственной жизни. Потому что именно смертью подводится окончательный итог человеческому существованию; именно смерть и то, что мы находимся на пути к ней, напоминает об окончательном смысле наших действий, о том, что невозможно откладывать до бесконечности наши решения.

В рамках определенного времени человек должен сделать свой выбор.

Конечность человеческого существования и ясность этического долга: вот выводы, к которым приходит человек, размышляя о неизбежном конце собственной жизни, ограниченной определенным пространством, замкнутым смертью. Согласно экзистенциальному, философскому – и, конечно, не биологическому, – видению смерть является реальностью, доминирующей надо всей жизнью, в течение которой человек призван распоряжаться собой во всей своей целостности, а также принять в собственной жизни то, что исходит не от нее. 

Да, человек может отказаться думать об этом, может проклинать смерть, может богохульствовать; или же принять реальность смерти, делая ее частью самовосприятия. В момент смерти человек окончательно и решительно предстает перед собственной жизнью и подводит ей итог, осознавая, что она не принадлежит ему целиком.

С воскресением Иисуса вечность уже стала частью нашей жизни, новая жизнь навсегда вошла в мою собственную жизнь. Эта новая жизнь рождается от моего доверия к Иисусу, умершему и воскресшему, от моего доверия к Отцу, которому доверился Иисус. Итак, вечность Иисуса, победившего смерть, входит в меня и становится частью моего существования. Мысль о физической смерти никуда не исчезает, но она возвышается и преображается уверенностью в том, что вечность уже сегодня вошла в мою жизнь, что я уже нахожусь в вечности Иисуса, в Его жизни, исполненной славы, что Он во мне, а я – приобщаюсь к Отцу, который был и будет во веки.

Все это мы чувствуем всякий раз, как исповедуем свою веру или совершаем жест любви; каждый раз, когда принимаем Иисуса в Евхаристии или приобщаемся к другим Таинствам; каждый раз, когда принимаем решения – серьезные, благие, нравственные. Мы уже ощущаем вечность, усваиваем ее, благодаря Иисусу воскресшему, пребывающему в нас.

Опыт вечности содержится, по благодати Воскресшего, в каждом бескорыстном жесте, в каждом действии, совершаемом нами не ради собственной выгоды, но только ради справедливости, истины, даже если это противоречит нашим личным интересам. Каждый раз, совершая нравственно благой поступок, мы участвуем в даре вечности, который преподносит нам Бог, в даре Его вечной истины, справедливости, абсолютной благости, которые были явлены  в истине, верности, любви, справедливости Иисуса.

Так воскресенье приближается к нам, вечность входит в нас, Иисус вселяет в нас жизнь, Святой Дух живет в нас, Отец называет нас Своими чадами, и мы взываем к Нему как к Отцу.

Чистилище – это пространство бодрствования, милосердно и таинственно продленное во времени после смерти; участие в Страстях Христовых для последнего очищения, позволяющего войти с Ним во славу. Вера в Бога, сделавшего Свою историю нашей историей, – вот истинное основание, чтобы верить, что история возможна и за порогом смерти для тех, кто еще не созрел до конца так, как может и должен, в познании Иисуса.

А перед этим пространством очищения нам дано время для заботы о совершенствовании духа: посредством умеренности, интеллектуальной честности, регулярных испытаний совести, искренности сердца, единства жизни под руководством евангельской мудрости. Аскеза и очищение необходимы для укрепления духа, для преодоления инерции наших прегрешений, для очищения мутных целей, с которыми мы совершаем наши поступки.

Источник: http://www.archivioradiovaticana.va/