Игнатий никогда не считал себя высокообразованным интеллектуалом. Он получил высшее образование в Парижском университете, лучшем университете Европы того времени. Он был хорошо знаком с идеями ведущих философов и богословов. Он был выдающимся аналитическим мыслителем. Однако духовная жизнь Игнатия определялась главным образом его необыкновенным воображением, которое сыграло центральную роль в его обращении. За долгие годы духовного наставничества он обнаружил, насколько полезным может быть воображение в формировании более глубоких отношений с Богом. Молитва воображением — одна из отличительных черт игнатианской духовности.

Игнатий впервые осознал важность воображения во время долгого выздоровления от боевых ран. А после своего обращения он интегрировал молитву воображением в свой подход к духовной жизни, который он изложил в «Духовных упражнениях». В его руках воображение становится инструментом, который помогает нам познавать и любить Бога.

Игнатий предлагает два пути использования воображения в Духовных упражнениях. Первый способ находится в медитации над тайной Воплощения во Второй неделе упражнений. Мы приглашены «войти в созерцание Бога». Бог смотрит с высоты на наш неспокойный мир. Мы представляем волнение и заботу Бога. Мы видим, как вмешивается Бог, посылая Иисуса в водоворот жизни. Этот тип воображения помогает нам видеть вещи с божественной точки зрения и воспринимать качества любви, сострадания и понимания, присущие Богу.

Второй путь воображения предлагает полностью погрузиться в евангельскую историю. Мы становимся зрителями-участниками и даем волю своему воображению. Иисус разговаривает со слепым на обочине дороги. Мы ощущаем на себе лучи жаркого средиземноморского солнца. Мы чувствуем запах пыли, поднимаемой прохожими, прикосновение одежды, которую носим, ​​пот, стекающий по вискам, урчание в пустом желудке. Мы видим отчаяние на лице слепого и слышим в его словах стон надежды. Мы отмечаем раздражение учеников. И все же, прежде всего, мы наблюдаем за Иисусом: его походкой, жестами, взглядом, выражением лица. Слышим, как Он произносит слова, записанные в Евангелии, и представляем другие слова, которые Он мог бы сказать, и другие дела, которые Он мог бы сделать.

Самый известный пример использования воображения в Духовных упражнениях — это созерцание* рождения Иисуса. Игнатий предлагает нам представить себе тяжесть путешествия в Вифлеем, поиск убежища, нищету, жажду, голод, холод, презрение, которые сопровождают приход в мир Бога-с-нами. В ходе упражнений Игнатий предлагает множество подобных сцен из Евангелия для созерцания с помощью воображения. Он отдает приоритет сценам, в которых Иисус действует, а не тем, где Он учит. Он хочет, чтобы мы видели, как Иисус взаимодействует с другими, принимает решения, двигается, служит. Он не хочет, чтобы мы думали об Иисусе, а чтобы испытали, пережили Его; чтобы Иисусом наполнились наши чувства. Игнатий желает, чтобы мы встретились с Иисусом.

Следование за Иисусом — дело нашей жизни. Чтобы идти за Ним, мы должны знать Его, и мы познаем Его через наше воображение. Игнатианская молитва посредством воображения учит нас тому, что мы не сможем узнать об Иисусе, изучая Священное Писание или через богословские размышления. Воображение в молитве позволяет личности Христа проникать в места, которые недоступны интеллекту, и тогда Иисус входит в наши сердца. Такая молитва пробуждает чувства, зажигает нас идеалами щедрого служения.

Молитва воображением делает Иисуса, про которого рассказывает Евангелие, нашим Иисусом, который в свою очередь помогает нам развивать с Ним уникальные и личные отношения. Мы наблюдаем за обликом Иисуса. Мы слушаем, как Он говорит, замечаем, как люди реагируют на Него. Эти воображаемые детали позволяют нам узреть в Иисусе больше, чем просто имя или историческую личность из книги. Он живой человек. Мы говорим то, что жители Сихаря в Евангелии от Иоанна сказали самарянке: «Уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос!» (Иоан 4,42).

Дэвид Л. Флеминг SJ

* Словом «созерцание» св. Игнатий обозначает тип молитвы, который он рекомендует в той части «Духовных упражнений», где показывает нам, как углубить близость с нашим Господом через личное «переживание» евангельской сцены.