Иезуит Ханс Путман оглядывается на полные событиями пятьдесят лет священства. Он жил в Ливане, Египте, Судане, Сирии, а сейчас живет в Вифлееме. Он видел и испытал жестокость и террор. «Пасхальная вера дает силы не утонуть в отчаянии», говорит юбиляр.
Во имя тысяч братьев-священников во всем мире, которые верны и служат Церкви и людям, я считаю своим моральным долгом поделиться кое-чем о долгих годах моего священства. Сейчас на священников смотрят отрицательно – из-за всех злоупотреблений и клерикализма. По словам Папы Франциска, «священники похожи на самолеты. Тысячи поднимаются и опускаются, но стоит одному потерпеть крушение, как газеты говорят только об этом».
Как молодой священник я работал в течение девяти лет в Ливане, где я провел четыре дня в тюрьме во время войны. В последующие годы я находился 10 лет в Египте – где я с грустью наблюдал рост исламского экстремизма, видел, как люди плевали на землю, когда видели крест – и 15 лет в Судане. Там каждое воскресенье, я служил Мессу в одном из многочисленных лагерей беженцев поблизости Хартума. Там были люди из Южного Судана, бежавшие от гражданской войны. Условия были по большей части негуманные, не было питьевой воды и электричества.
Через Сирию в Вифлеем
В 2011 году меня попросили отправиться в Сирию. Из-за войны я не мог поехать в Хомс, где жили двое других голландских иезуита: Франc ван дер Люгт и Майкл Бреннинкмейер. В возрасте 75 лет я переехал в Вифлеем, чтобы работать среди палестинцев и проводить встречи для молодежи. Я живу здесь с американским иезуитом, который тоже отмечает пятидесятилетие священства в этом году. Мы живем за стеной, среди палестинцев, в постоянном напряжении и без особой надежды на будущее.
После этой истории может возникнуть не только вопрос: «Как вы остались живы?», но и «Вы все еще верите в Благую Весть Евангелия?» Что я могу предложить тем людям, которые живут среди насилия или в условиях войны? Людям, живущим на грани выживания, умирающим от голода или отсутствия медицинской помощи, как в Судане?
Сохранять веру в воскресение
Опыт, о котором я хочу рассказать после 50 лет служения священником в странах, где много насилия и нищеты, заключается в том, что Евангелие и вера в Воскресение зачастую являются единственной поддержкой и радостью, которая дает людям силы жить и не впадать в отчаяние.
В 2006 году исполнилось 50 лет с тех пор, как я стал иезуитом. Мои родные приехали в Судан, чтобы отметить со мной эту дату. Конечно, я взял их с собой в лагеря в окрестностях Хартума для воскресной Мессы. Небольшая часовня с земляными стенами и крышей из пальмовых листьев была переполнена. Министранты, мальчики и девочки, было нарядно одеты. Группа девочек, одетых в национальные костюмы, танцевала, и был хор с барабаном и трубой. Мы молились, пели, танцевали и слушали проповедь, которая постоянно перебивалась аплодисментами. Было очень много детей, хорошо воспитанных, под присмотром старших.
Мои родные были так удивлены, что потом они мне сказали: «У этих людей нет ничего, кроме радости. У нас в Нидерландах есть все, что сердце пожелает, но мы упускаем радость».

О. Ханс во время праздника в честь его юбилея в Вифлееме, где он несёт служение

Каждый человек – это священная земля
Я покинул Нидерланды в 1962 году в очень благополучные времена. Сегодня мне кажется, что гораздо сложнее работать священником в Нидерландах, чем быть миссионером среди бедных в Судане или свидетелем воскресения в гуще насилия и терроризма на Ближнем Востоке.
Мои радость и благодарность – не плод легкой жизни, а следствие глубоко прочувствованной и пережитой веры в Воскресение. Каждый день, особенно во время встреч, которые я провожу для священников, монахинь и молодых людей, я чувствую, что добро сильнее зла. Мы никогда не должны терять уверенность, и мы не должны бояться поднять наши руки и открыть наши сердца. Вместе с Папой Франциском, я хочу сказать: «Для меня каждый человек – это священная земля, для которой я снимаю свои сандалии. Не из-за его внешности, цвета кожи, или даже веры или неверия, но потому что он был создан по образу Божьему».

Источник: https://jesuits.eu/news/1101-what-remains-is-deep-gratitude-and-joy

Перевод: Вероника Ржеутская