Мф 11, 25-30

В то время, продолжая речь, Иисус сказал: Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам. Да, Отче! ибо таково было Твоё благоволение. Всё предано Мне Отцом Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть. Придите ко Мне, все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас. Возьмите иго Моё на себя, и научитесь от Меня: ибо Я кроток и смирен сердцем; и найдёте покой душам вашим. Ибо иго Моё благо, и бремя Моё легко.

 

Проникнуть в глубину Сердца Иисуса

Сегодняшнее Евангелие дает нам уникальную возможность заглянуть в глубину личности Иисуса – в самое Его Сердце. Отрывок, который мы читаем в литургии, в контексте Евангелия от Матфея звучит немного неожиданно, поскольку он не очень связан ни с тем, что происходит перед ним, ни с тем, что следует после него. Это словно спонтанные слова нашего Господа, которые актуальны при любых обстоятельствах, поскольку они показывают, откуда берутся все Его мысли, слова и действия. Прославление Отца, которое мы слышим в этом отрывке, всегда находится в Сердце Сына, как и осознание Сына, что Они с Отцом неразрывно связаны в самой глубине Их Личностей: “все предано Мне Отцом Моим…” В библейском понимании сердце – это центр личности, с акцентом на то, что оно – место, где происходит выбор, где принимаются решения. То, что происходит в сердце, определяет направление, в котором движется человек. Имея это в виду, можем сказать, что Иисус всегда совершает выбор, основывая его на Своих отношениях с Отцом. Иначе говоря, Он подражает Отцу – также тогда, когда говорит: «Я кроток и смирен сердцем».

Это утверждение побуждает нас задуматься над тем, как мы воспринимаем Бога и Его способ действия по отношению к нам. Мы верим в Бога Отца Всемогущего, в чьих руках сила и могущество – но это сила, которая творит и созидает, а не убивает или разрушает. Зло, противостоящее Божьей благой воле, в конечном итоге само себя уничтожает. Иисус являет лицо Отца, который смирен в Своем милосердии, сострадании, долготерпении (ср. Пс 103/102) – и даже нежности, как часто подчеркивает папа Франциск. Бог «уважает» хрупкость Своего творения – и в Своем всемогуществе умеет быть «кротким и смиренным».  

Смирение и твердость

В нашем религиозном языке есть много недоразумений касательно понимания смирения. Мы воспринимаем смирение как молчание и мягкость – или, скорее, как мягкотелость, податливость на любые воздействия, бесхарактерность. Если внимательно прочитать Евангелие, станет ясно, что Иисус вовсе не был таким. Даже непосредственно перед сегодняшним отрывком в Евангелии от Матфея мы видим в словах Иисуса не мягкость или кротость, но твердость и прямолинейность, когда Господь упрекает города, которые не принимают Его призыв к покаянию. Суть смирения не в мягкотелости, а в признании своего места перед Богом и, соответственно, в этом мире. Иисус смирен, потому что признает, что получил все от Отца – но в то же время знает, что Отец все отдал Ему. Мы очень часто стремимся подтвердить нашу ценность силой, желанием доказать другим свое превосходство, различными способами явного и неявного контроля над другими людьми и обстоятельствами. Но такое стремление никогда не принесет удовлетворения, поскольку оно основано на лжи, а не на источнике нашего истинного величия как детей Божьих, которые несут в себе Его образ, как партнеров нашего Отца в деле приближения Царства Божьего. 

Иисус, Сын Божий и Сын Человеческий, показывает нам путь истинного смирения, ибо Он не понимает Свою миссию как войну против кого-либо, кроме зла и «отца зла» – дьявол. В то же время, Он твердо держится миссии, ради которой Он пришел: показать людям Лик Отца, чтобы открыть путь к вечной жизни и собрать в одну семью всех детей Божьих. Твердость – это не то же самое, что агрессия и насилие. Иисус исполнит пророчество Захарии, которое мы слышим в сегодняшнем первом чтении: Он, Царь-Мессия, приходит не с военной силой, но с силой Божьей истины, и именно эта сила уничтожит «бранный лук и колесницы», символы насилия. Твердость Иисуса – это твердость истины, единственной подлинной опоры человеческой жизни. 

Сладость ига

Иисус призывает нас – “труждающихся и обремененных” – прийти к Нему. Возможно, для многих из нас в данный момент этот призыв звучит очень актуально, особенно если нам еще не удалось уйти в отпуск. Но Иисус говорит не только о физической или эмоциональной усталости или обременении происходящим в обществе, хотя со всем этим мы также имеем право и приглашение прийти к нашему Господу. Но есть и более существенное «бремя», которое мы несем: бремя призыва прожить нашу жизнь таким образом, чтобы она имела по-настоящему вечную ценность, чтобы она отражала великое призвание, обращённое к нам Богом. В наставлениях учителей Израиля иго было символом Закона – всех заповедей и правил, которые человек должен соблюдать, чтобы оставаться верным Богу и Завету. Иисус не отвергает сути образа ига, но меняет его понимание: отныне Он формулирует и в то же время подает пример того, что такое «иго», которое «благо». «Любовь есть исполнение закона» (Рим 13,10). Бремя этого ига легкое и благое, когда мы берем его не сами по себе, а вместе с Иисусом, нашим старшим Братом. Чтобы понять и принять эту истину, нам нужно отпустить нашу «мудрость» и быть похожими на «младенцев». Это не означает отказ от ответственности за свои действия, за свои выборы. Но если мы будем считать себя единственными хозяевами своей жизни, мы никогда не найдем покой, который Иисус обещает тем, кто примет помощь Его благодати и пойдет вместе с Ним.

Иисус – добрый Пастырь, Который каждого и каждую из нас, овец стада Отца, взял на Свои плечи, как сладкое для Него иго. Он Добрый Самарянин, который несет нас, когда мы ранены. Он взял иго креста наших согрешений, чтобы примирить нас с Богом. Пусть Он научит нас в истинном смирении и твердости духа подражать Его Сердцу, всегда открытому для нас.

О. Виктор Жук SJ

Фото: Stephen b Whatley