(Глава из книги Юзефа Августина “Исцеление от чувства обиды”)

Существенным элементом игнатианских реколлекций являются ежедневные индивидуальные беседы с духовным руководителем. Св. Игнатий Лойола приводит в «Духов­ных упражнениях» множество замечаний, которые каса­ются встреч участника реколлекций с духовным руководи­телем.

1. РЕКОМЕНДАЦИИ ОТЦА ИГНАТИЯ, КАСАЮЩИЕСЯ ДУХОВНОГО РУКОВОДСТВА

С одной стороны, св. Игнатий Лойола призывает совер­шающего реколлекции к большой искренности и откры­тости по отношению к духовному руководителю, а с дру­гой — настаивает, чтобы дающий упражнения был де­ликатен и тактичен по отношению к принимающему их. По словам отца Игнатия, очень важно, чтобы духовный ру­ководитель, «не стремясь разузнать ни о мыслях, ни о гре­хах принимающего <их>, всё же был точно осведомлён о различных душевных движениях и помыслах, внушае­мых различными духами, дабы сообразно большему или меньшему успеху <упражняющегося> он мог дать ему не­которые духовные упражнения, уместные и отвечающие потребностям души, обуреваемой помыслами» (ДУ 17).

В то же время, если дающий упражнения заметит, что упражняющийся «не испытывает никаких духовных дви­жений, будь то утешения или <впадения в> безутешность, и не подвергается влиянию различных духов, ему нужно тщательно расспросить упражняющегося об упражнениях: совершает ли он их в назначенное время и каким образом, и соблюдает ли прилежно все „Прибавления”; нужно тре­бовать отчёта обо всём этом» (ДУ 6).

Эта открытость, искренность и покорность участника реколлекций не может быть использована дающим уп­ражнения для того, чтобы оказывать на принимающего их какое-либо давление: «Дающий упражнения, — говорит св. Игнатий, — не должен побуждать того, кто их принима­ет, ни к бедности, ни к какому-либо обещанию <…>. Ибо, хотя вне времени духовных упражнений нам позволено <. > побуждать к избранию воздержания, целомудрия, монашества и всякого иного образа евангельского совер­шенства всех тех, кого можно предположительно счесть к этому способными, — однако во время таких духовных упражнений, когда ищут воли Божией, гораздо уместнее и лучше, чтобы Творец и Господь Сам сообщался с этой благочестивой душой, погрузив её в любовь к Себе и в по­хвалу Себе и указав ей путь, на котором впредь она сможет лучше служить Ему» (ДУ 15).

Индивидуальные беседы во время игнатианских реколлекций не служат для какого-либо контроля. Не могут они также рассматриваться как удобный случай для отеческой духовной опеки над участником реколлекций. Духовный руководитель никоим образом не должен также манипу­лировать свободой участников реколлекций. Автор «Ду­ховных упражнений» делает сильный акцент на необходи­мости добровольного и полностью осознанного участия в реколлекциях со стороны принимающего упражнения. И о таком отношении должен постоянно напоминать даю­щий упражнения в диалоге с упражняющимся.

Если опыт игнатианских реколлекций оказывается та­ким эффективным для подавляющего большинства лиц, предпринимающих их, то происходит это именно потому, что благодаря ему пробуждаются их духовные стремле­ния, щедрость, благородство и внутренняя свобода. Такая духовная и моральная позиция инспирирует активность и самоотверженность упражняющегося в упорядочении своей жизни, а также побуждает его прилагать усилия к тому, чтобы искать и находить волю Божию.

2. ЦЕЛЬ ДУХОВНОГО РУКОВОДСТВА

Как мы уже говорили, одной из основных целей духов­ного руководства в игнатианских реколлекциях является духовное распознавание. В ежедневных индивидуальных беседах упражняющийся распознаёт, прежде всего, дей­ствительно ли он слушает слово Божие. Ведь, если мы иск­ренне и всецело открываемся для Бога и Его воли, то изве­дываем различные вдохновения и начинаем слышать внут­ренние «голоса», которые исходят не только от Духа Божия, но могут быть также голосами наших страстей, которыми пользуется злой дух, чтобы вводить нас в заблуждение.

Чем большую активность проявляет человек в поис­ках Бога, тем больше духи — добрый и злой — стараются включиться в борение человека: злой — чтобы мешать ему и беспокоить его; добрый — чтобы успокаивать, утешать и поддерживать. Поэтому мы чувствуем тогда, что в нас становятся более интенсивными «внутренние голоса», а это требует более внимательного их распознавания.

Многие упражняющиеся непроизвольно, под влиянием слова Божия, возвращаются к той боли, которую они испы­тали в прошлом, к обидам, которые им пришлось изведать, к своим духовным ранам, грехам и моральным заблуж­дениям. В эти трудные для них моменты они не должны оставаться одни, без духовной опеки. Вербализация болез­ненных жизненных переживаний перед дающим духовные упражнения служит важной подготовкой к тому, чтобы свободно и доверчиво высказать их перед Самим Богом. В духовном руководстве доброта, компетентность, про­стое доброжелательное принятие и самоотверженность в слушании становятся символом безусловной любви Са­мого Бога.

3. О ЧЁМ ГОВОРИТ УЧАСТНИК РЕКОЛЛЕКЦИЙ С ДУХОВНЫМ РУКОВОДИТЕЛЕМ?

Просто о том, что переживает во время реколлекций: о появляющихся у него ощущениях, мыслях, вдохновени­ях, опасениях, страхах. В первом разговоре с духовным руководителем участник реколлекций может кратко пред­ставиться, а также сказать о своих основных стремлениях, с которыми он начинает духовные упражнения. Если су­ществуют какие-либо проблемы, которыми он хотел бы за­няться во время реколлекций, то нужно рассказать о них уже во время первых встреч с духовным руководителем. Хорошо было бы начать разговор с самых трудных проб­лем и таким образом преодолеть страх за себя и ощуще­ние угрозы. Благодаря этому участник реколлекций будет иметь больше времени на оценку и духовное распознава­ние своих проблем.

Однако духовное руководство — так же, как и молча­ние во время реколлекций, — требует полной внутренней свободы и глубокой уверенности в том, что оно необходи­мо в процессе духовного распознавания. Участник реколлекций не должен предпринимать искренних признаний и начинать разговор «через силу», наперекор себе, как бы «насилуя» себя. Если бы упражняющийся открывался пе­ред духовным руководителем «через силу», то он мог бы чувствовать себя внутренне униженным, сконфуженным и задетым.

Всё, что мы делаем в своей духовной жизни, имеет цен­ность лишь тогда, когда отмечено внутренней свободой, открытостью для Бога и щедростью по отношению к Нему. Если участник реколлекций чувствует внутреннее сопро­тивление по отношению к духовному руководству во время совершения духовных упражнений, то ему нужно молить­ся о духе открытости, доверия и искренности. Он может также — если сочтёт это уместным — прямо поговорить о своих страхах и своём сопротивлении тому, чтобы вы­сказываться в рамках духовного руководства.

На разговоры с духовным руководителем во время ре­коллекций нам надо смотреть в духе веры. Дающий уп­ражнения выполняет как по отношению к Богу, так и по отношению к участнику реколлекций служебную роль. Он только помогает наладить связь между упражняющимся и Самим Богом.

Духовное руководство осуществляется в рамках цер­ковной общины, которая действует под влиянием Духа Святого. Искренность и открытость участника реколлекций пред Господом во время молитвы приводит к тому, что непроизвольно в нём появляется также открытость и доверие в духовном руководстве. Как показывает прак­тика, тот, кто на самом деле искренне молится о преодоле­нии страхов и об открытости для действия Духа Святого, вскоре получает эту благодать. Ведь молитва во время реколлекций — это не только наши личные усилия, но также большая «работа» Бога в нас. На самом деле не только для нас важно, чтобы мы преодолели свои страхи и справились с проблемами, это важно и для Бога. Он Сам неустанно наблюдает за нами, ведёт нас. Наша открытость в духов­ном руководстве перед представителем Церкви — это сим­вол открытости пред Самим Богом. Убеждённость веры, что Бог действует в нас, сообщая нам Свою благодать, ста­новится источником внутренней отваги, в том числе в раз­говоре с духовным руководителем.

Если во время реколлекций упражняющийся испыты­вает какие-то особые чувства по отношению к духовно­му руководителю, которые ему очень мешают (например, чувство гнева, раздражения, сопротивления), то он может с большой внутренней свободой высказать их перед духов­ным руководителем, чтобы можно было распознать их ис­точник. Руководитель должен терпеливо и с пониманием это выслушать. Благодаря вербализации чувств отношения между дающим упражнения и принимающим их становят­ся более чистыми и прозрачными.

4. «ПРЕДПОСЫЛКА» СВЯТОГО ИГНАТИЯ ЛОЙОЛЫ

Св. Игнатий Лойола, будучи реалистом, хорошо знал, что иногда бывает трудно достичь взаимопонимания между да­ющим реколлекции и принимающим их. Дело может дохо­дить даже до тех или иных недоразумений между ними. На случай возникновения таких непростых ситуаций, автор «Духовных упражнений» указывает на «Предпосылку», да­вая своего рода предостережение: «Дабы как дающий, так и принимающий духовные упражнения получили боль­шую помощь и пользу друг от друга, следует предполагать, что каждый добрый христианин должен быть склонен скорее оправдывать то, что говорит его ближний, неже­ли осуждать его слова. Если же он не может их оправдать, пусть выяснит, как он их понимает; и, если понимает их неверно, пусть с любовью исправит их <понимание>; если же и этого будет недостаточно, пусть всеми подходя­щими средствами старается, чтобы они была оправданы благодаря верному их пониманию» (ДУ 22).

В этой «Предпосылке» св. Игнатий предлагает общий подход к достижению взаимопонимания между дающим упражнения и принимающим их. Первый основополага­ющий принцип — обоюдная добрая воля, которая долж­на выразиться в попытке «оправдывать то, что говорит его ближний», когда его слова непонятны или их труд­но принять. Духовному руководителю нужно пытаться оправдать то, что говорит упражняющийся, а упражняю­щемуся — стараться оправдать сказанное духовным ру­ководителем.

«Оправдывать то, что говорит ближний» — не значит, однако, что следует отказаться от собственного мнения и некритично, вслепую принимать информацию или ка­кую-то интерпретацию, которых мы не понимаем. Если сказанное было неправильно понято собеседником, св. Игнатий призывает с любовью исправить его пони­мание, ещё раз разъяснив смысл своих слов. «С любовью исправить» — это значит доброжелательно объяснить смысл собственных слов, а не упрекать собеседника. Од­нако может оказаться, что простое объяснение не прино­сит результатов. В таком случае св. Игнатий призывает ис­пользовать все возможные средства, чтобы хорошо понять и оправдать слова ближнего. Такие же усилия нужно при­лагать для того, чтобы и наши слова ближний понял.

В некоторых случаях понимать и оправдывать сказан­ное бывает трудно и участнику реколлекций, и духовно­му руководителю. Для этого может потребоваться, чтобы и тот, и другой поставили под сомнение собственный спо­соб восприятия и переживания действительности. Прини­мая во внимание служебную роль духовного руководства во время реколлекций, дающему упражнения нужно — в духе «Предпосылки» св. Игнатия — максимально идти навстречу участнику реколлекций.

Это проявится, в том числе, в большой открытости и в подлинном интересе к личности упражняющегося и к тому, что он переживает. Важным источником, помо­гающим создать атмосферу взаимопонимания, доброже­лательности и свободы в отношениях между духовным руководителем и упражняющимся, становится их молитва о свете Духа Святого друг для друга. Особенно обязан мо­литься об этом дающий духовные упражнения.

Иллюстрация: Фриц фон Уде (Fritz von Uhde) “Дорога в Эмаус”