О том, чем являются Духовные Упражнения св. Игнатия, рассказывает немецкий иезуит Штефан Кихле (адаптировано из его книги “Игнатий Лойола – учитель духовности”, изданной на русском языке).

***

Центром игнатианской духовности являются духовные упражнения. Здесь мы представим их в первоначальной 30-дневной форме. Некоторые конкретные методы и образы, которые мы встречаем в них, – детище своего времени и сегодня они кажутся нам чуждыми. Поэтому наше изложение ориентируется не на книгу самого Игнатия, а на его дух и современную практику духовных упражнений. Какие цели согласно Игнатию преследуют духовные упражнения? Прежде всего, они хотят помочь человеку углубить свои отношения с Богом. Это происходит посредством размышления, созерцания и молитвы. В них человек должен ощутить близость, любовь, милосердие и верность Бога. Кроме того, упражнения призваны помочь упорядочить жизнь с точки зрения божественных ценностей, то есть в будущем стараться жить в согласии с христианскими ценностями и идеалами, а, не руководствуясь страхом и грехом. И, наконец, упражнения должны оказать человеку помощь в познании воли Божьей и выборе своего личного пути. Совершая упражнения, человек встречается, прежде всего, с личностью и жизнью Иисуса. Жизненные принципы Иисуса все больше должны становиться принципами жизни упражняющегося, а личность Иисуса – образцом и масштабом его поведения. После упражнений человек начинает глубже жить, следуя за Христом.

Упражняться в молчании

«Упражняющийся», как принято называть тех, кто совершает Духовные упражнения, в том числе и женщин, на четыре недели отправляется в затвор, пребывая там в молчании. Дома упражнений находится в монастырском уединении. Сохраняя молчание, упражняющийся старается избежать внешних раздражителей. Внутренние движения души и чувства получают, таким образом, возможность отчетливо проявиться в сознании. В молчании возрастает чувствительность. Только тот, кто молчит, умеет по-настоящему слушать, ибо глас Божий звучит тихо и поэтому необходима тишина для того, чтобы услышать Его. После определенного времени, проведенного в молчании, начинается процесс самопознания и внутреннего изменения. Упражняющийся больше не чувствует потребности говорить. Пребывая в молчании, он может углубиться во внутренние движения души, вкушая их. Игнатий называет душу человека творением, к которому ее Творец обращается непосредственно (ДУ 15). В этой непосредственности – подобно дружеской беседе двух близких людей – душа испытывает движения, происходит общение, возникают подлинные отношения.

Для того чтобы объяснить, что такое духовные упражнения, Игнатий прибегает к сравниванию с телесными упражнениями (ДУ 1). «Ибо как телесным упражнением является: ходьба, гуляние, бегание», точно так же для тренировки души необходимы упражнения духовные: «Всякий способ испытания совести, размышления, созерцания, молитвы устной и мысленной …» О некоторых из этих упражнений мы расскажем позднее. То, что молитву и духовность необходимо воспитывать – это глубочайшее убеждение Игнатия: сама по себе душа чужда Богу, она занята тысячью различных вещей, легко отвлекается и с радостью позволяет себя отвлечь, падка на искушения. Только постоянное упражнение позволяет «расположить» душу таким образом, что она открывается для действия Божия, давая пространство для новой ориентации на Бога и изменения самой себя. Сам Игнатий был весьма искушен в духовной брани. Долгие годы он воспитывал в себе, преодолевая заблуждения, боль и кризисы, подлинные, глубокие и прочные отношения с Богом. За этим стоит определенный педагогический идеал: Бог – как учитель ученику – должен постепенно давать душе свои уроки. Только с помощью дисциплины, проходя через кризисы, обходными путями, прилагая усилия, ученик может усвоить божественную науку. Упражняющийся должен искать не быстрого удовлетворения религиозных потребностей, а принимает на себя труды по медленному преобразованию своей души. Этот процесс может показаться поначалу не слишком привлекательным, но с точки зрения долгосрочной перспективы именно он является «царским путем». Здесь можно провести параллель с отношениями между мужчиной и женщиной: подлинные отношения могут сложиться только в течение долгого времени, в постоянном диалоге, проходя через недоразумения, кризисы и примирения.

В течение 30 дней упражняющийся ежедневно совершает четыре, а иногда и пять упражнений. Каждое упражнение длится около часа, после чего упражняющийся уделяет еще 15 минут рефлексии о том, как прошло завершенное упражнение. Каждый день он ведет беседу с наставником, в которой рассказывает ему о том, как прошли упражнения прошедшего дня, а наставник дает ему упражнения на следующий день. Кроме того, упражняющийся ежедневно участвует в святой мессе. В промежутках между упражнениями он может расслабиться, дать опыту, приобретенному в размышлениях воздействовать на душу, или же заниматься несложной физической работой. Обычно упражнения совершаются в малых группах, чтобы каждый упражняющийся мог с одной стороны чувствовать поддержку общины, которая необходима для пребывания в безмолвии, а с другой стороны, идти своим собственным индивидуальным путем.

Четыре долгих недели

Игнатий делит свои 30 дневные упражнения на четыре «недели», хотя при этом он имеет в виду не столько меру времени, сколько некоторую содержательную единицу или фазу. Каждая фаза длится приблизительно одну неделю. Однако в зависимости от индивидуальности упражняющегося ее можно продлить или наоборот сократить. В книге духовных упражнений Игнатий предпосылает этим четырем «неделям» небольшой текст богословского содержания под заголовком «Начало и основание» (ДУ 23). Игнатий ничего не говорит, что надо делать с этим текстом и как он включается в структуру четырех недель. Сегодня он представляет собой самостоятельную часть упражнений, так что всего они состоят из пяти частей.

Тема первой части, которую, как правило, называют просто «Началом и основанием», – Творение: упражняющийся ощущает себя сотворенным Богом, возлюбленным Им как индивидуальная личность. Он созерцает свою прежнюю жизнь и видит, как много добра он получил от Бога. Он благодарит Бога и славословит Его. Его доверие к Богу возрастает, а вместе с тем и его готовность совершить упражнения. Он сознательно упражняется в молитве, чтобы углубить свои отношения с Богом. Он просит Бога о том, чтобы Он явился Ему, обратил к нему Свой Лик. Упражняющийся понимает, что он сотворен в Боге, и что это означает для него особое задание и служение. Он благодарит Бога за многие блага Творения, дарованные ему для того, чтобы помочь исполнить это задание. Он готов пользоваться этими вещами, если они помогают ему служить Богу, или отказаться от них, если они мешают ему в этом, уводя в сторону от Бога и от служения Ему. Он просит внутренней свободы, чтобы с неразделенным сердцем он мог служить Богу и людям.

Первая неделя посвящена созерцанию темных сторон жизни: злу в мире и в собственном сердце, вовлеченности в несвободу и вину. В начале Игнатий предлагает созерцать первородный грех Адама и Евы: в начале истории весь мир впал в несвободу и вину и с тех пор проникнут силой зла. После этого упражняющийся созерцает свою собственную жизнь с точки зрения греха, пытаясь обрести раскаяние и обратиться. Сегодня для размышления над этими темами используются в большинстве случаев библейские тексты. Вначале речь идет об испорченности всего мира. Упражняющий, будучи его частью, также «заражен» вирусом зла. Переживая себя как того, кто подчинен силе зла, довлеющей не только над ним, но и над остальным миром. Таким образом, Игнатий освобождает его от чрезмерных самообвинений и морализаторства. Однако вторым шагом упражняющего является осознание его личного участия в грехе: он должен увидеть свои собственные грехи, ужаснуться ими и довериться милосердию Божьему.

В течение Первой недели упражняющийся в завершение каждого упражнения ведет беседу с Иисусом: представляя Его распятым на Кресте, поверяет Ему, «как другу» (ДУ 53, 54), что его волнует. Несмотря на то, что упражняющийся переживает себя как грешник, одновременно он ощущает, что его грехи Христос взял на себя и тем самым освободил его от них. Признав, чтó Иисус, взойдя на Крест, сделал для него, – Иисус из чистой любви претерпел бесконечные страдания, чтобы освободить его от греха, – он получает импульс к тому, чтобы в свою очередь подумать над тем, что он из благодарности к Нему должен совершить для Него и для всех людей. Опыт Первой недели, с одной стороны, отрезвляет, ибо упражняющийся должен взглянуть прямо в глаза своей нищете, своей немощи и потерянности и принять все это. С другой стороны, это опыт освобождения, ибо всякая вина и всякий груз сняты с него. Пережить себя в качестве грешника, возлюбленного Богом и принять себя – это болезный и в то же время самый прекрасный момент упражнений.

В упражнениях Первой недели Игнатий делает акцент на теме греха. Сегодня здесь столь же важно уделять внимание обидам и страхам. Многие из упражняющихся переживают себя жертвами и поэтому отмечены ранами, которые являются грузом в их настоящей жизни, откладывая отпечаток на их восприятии и поведении. Созерцать раны и искать исцеления – это болезненный процесс, который, однако, безусловно, необходим для будущей жизни в мире и утешении. Упражняющийся может представить себе человека, который его обидел, и попытаться простить ему. Подлинное прощение – это всегда деяние Божие. Человек должен просить о том, чтобы Он даровал нам благодать прощения, и чтобы Он дал нам силы передать дальше обретенное прощение. Страхи также являются очень важным аспектом размышлений Первой недели. Они отягощают душу и откладывают отпечаток на нашем поведении, делая его неадекватным и ведущим к заблуждению. Во время духовных упражнений можно также работать над страхами, пытаясь постепенно преодолеть их. Духовный человек старается уповать на Бога, таким образом в Нем преодолевая свой страх. Освобождение от страха можно также рассматривать как плод упражнений Первой недели, которая является всеохватывающим процессом принятия всего темного, вины, страхов и ран, то есть принятия самого себя: лишь то, что принято, может быть искуплено.

Вторая неделя посвящена не созерцанию прошлого, а предвосхищению будущего. Взирая на жизнь Иисуса, упражняющийся пытается упорядочить свою собственную жизнь в Боге и выбрать, насколько это является для него актуальным и возможным, свой жизненный путь. Прежде всего, он должен еще более укрепиться в бесстрастии, о котором говорится уже в Начале и Основании. Под бесстрастием Игнатий понимает, что в своих решениях упражняющийся должен руководствоваться не собственной выгодой, а тем, что более способствует служению людям и Богу. Это означает, что иногда человек избирает вид деятельности или образ жизни, которые, несмотря на то, что они для его личной жизни означают больший отказ от определенных благ, боль и необходимость самопожертвования, тем не менее, другим людям, которым он желает служить, приносит больше помощи, радости и мира, в которых они нуждаются. При этом необходимо не только желать этого отказа, но  располагать достаточной внутренней свободой для того, чтобы принять его, если Бог этого хочет. Состояния бесстрастия достичь непросто, ибо человек – сознательно или бессознательно, добровольно или нет, – всегда склоняется к тому, чтобы думать о себе и о своей выгоде. Поэтому бесстрастие необходимо воспитывать не только в период духовных упражнений, но и в течение всей жизни. В упражнениях Второй недели человек воспитывает в себе бесстрастие, активно пытаясь внутренне отказаться от своих неупорядоченных привязанностей, которые ограничивают его в принятии должного решения. Игнатий предлагает (ДУ 91 и далее) представить себе рыцаря, которому его господин приказывает отправиться в поход, и который великодушно готовится принять на себя все тяготы и лишения этого опасного предприятия. Сегодня в этом упражнении для размышления предлагаются другие, как правило, библейские тексты, укрепляющие упражняющегося в готовности к великодушному служению Христу.

Затем упражняющийся размышляет над различными сценами из жизни Иисуса. Он начинает с размышления о тайне Воплощения (ДУ 101 и далее), представляя себе, как Три Божественные Лица на небесах совещаются о том, что они должны сделать, чтобы спасти испорченное и погибающее человечество. Совет завершается решением, чтобы «Второе Лицо Пресвятой Троицы» сошло на землю ради спасения рода человеческого. Следующие за этим размышления о Благовещении ангела Марии, Рождестве Иисуса и Его детстве имеют для Игнатия очень большое значение. Упражняющийся должен представить себя презираемым и ничтожным человеком, ибо Сын Божий тоже унизил Себя. После этого он подробно размышляет над общественным служением Иисуса: как Он любовно обращается с людьми, проповедует им, помогает бедным, исцеляет больных. Эти упражнения помогают направить собственную жизнь по примеру и образцу Иисуса. Неисчерпаемая любовь Иисуса к людям должна тронуть сердце упражняющегося, так чтобы в нем могло зародиться новое любящее отношение к Иисусу и ближним. Упражняющийся должен почувствовать в своем сердце призыв Иисуса стать Его учеником. В этой фазе упражнений в человеке могут созреть определенные решения, как небольшие, так и значительные. Он может принять решения изменить некоторые из своих повседневных привычек или же он может размышлять о выборе своего жизненного пути, в беседе с Господом пытаясь принять соответствующее решение.

Упражнения Третьей недели посвящены страстям Иисуса. Упражняющийся размышляет над путем страданий Иисуса, Его Распятии и смерти. Ибо закоснелое сердце не может воспринимать страдания, упражняющийся просит о благодати сострадания с Иисусом. Боль страстей Иисуса и страданий бесчисленного количества людей, в которых Христос продолжает страдать в истории, побуждает его посвятить свою жизнь помощи бедным и страждущим. В упражнениях Третьей недели он так сказать в экстремальных условиях проверяет решение, принятое им во время Второй недели. Он размышляет над тем, к каким конфликтам, враждебному отношению и страданиям может привести избранный им путь, и готов ли он принять на себя все это. В Духе он готовится к тому, что путь подражания Христу может стать для него крестным путем. Он просит Бога даровать ему силу и мужество следовать этим путем. Взирая на Иисуса, до смерти оставшегося верным Своему посланию, он просит о благодати верности до смерти.

В упражнениях Четвертой недели упражняющийся созерцает тайну Воскресения Иисуса. Грех, страдания и смерть побеждены силой Божьей. Новая жизнь одолела всякую тьму мира. Пасхальная радость учеников Иисуса становится его радостью. В настоящем он может познать ее начатки как духовное утешение и мир. В будущем они обещаны ему во всей полноте. В Первой неделе он должен с болью принять себя таким, каков он есть, со своими темными сторонами, в Третьей неделе он готовится принять на себя в будущем некоторые темные стороны мира. Однако все это он понимает как промежуточные остановки на пути к пасхальному спасению. При этом он не может ничего сделать только своими силами. Он понимает, что всякое спасение исходит от Бога. В этой великой уверенности, в вере, надежде и радости он заканчивает Духовные упражнения и обновленный и укрепленный в Духе возвращается к своей повседневной жизни. Он начинает реализовывать принятые им решения в уверенности, что они прошли основательную проверку пред Богом.

В завершении Четвёртой недели Духовных упражнений Игнатий предлагает одно необычное размышление под названием «Созерцание ради обретения любви» (ДУ 230-237). В начале он со свойственной ему краткостью замечает, что любовь следует вкладывать более в дела, нежели в слова, и что любовь заключается во взаимном общении сторон. В четырех частях – «пунктах» – этого упражнения упражняющийся должен представить себе блага, которые Бог даровал ему: в начале он должен вспомнить о благах творения и спасения, затем о «Присутствии» Бога в величии мироздании. В третьей части упражняющийся представляет себе, как Господь заботится о нем в Своем Творении, и как Он неустанно трудится ради него и всех людей. В заключении упражняющийся размышляет о том, как благость Божия, Его справедливость и дружелюбие нисходят с неба на землю. На это упражняющийся отвечает молитвой любовного служения. Это молитва является движением человека навстречу Богу: Бог в Своей любви дарует ему столь много, человек в ответ на эту любовь хочет отдать Богу столько, сколько может, то есть конечном итоге самого себя. В этом общении, которое совершается в его сердце, укрепляется способность и готовность человека любить.

Молитва любящего служения:

«Возьми, Господи, и прими всю мою свободу, мою память, мой разум и всю мою волю: все, что имею и чем обладаю: Тебе, Господи, их возвращаю; все Твое: распоряжайся ими по Твоей воле; даруй мне любовь Твою и благодать, сих будет мне достаточно» (ДУ 234).

Так как Бог дарует упражняющемуся все и в Иисусе Христе Самого Себя, то упражняющийся может в ответ на это также отдать Богу все и самого себя. Поначалу предложение отказаться от своей свободы и собственной воли может испугать. За тотальностью этой жертвы стоит опыт, что если человек все отдает Богу, то он получает от Него все обратно, в том числе и свободу и волю. Это парадокс: Кто связывает себя полностью, становится свободным.

Духовные упражнения в их полной 30-ти дневной форме иезуит совершает дважды в своей жизни. Другие христиане редко имеют возможность для этого, так как это требует очень большого напряжения сил и затрат времени. Большинство курсов упражнений продолжается от шести до восьми дней. При этой сокращенной форме упражнений из четырехнедельной программы выбираются те упражнения, которые в наибольшей степени соответствуют личным целям и проблемам упражняющегося. Как правило, акцент делается на «Начало и основание» и на упражнения Первой недели. Упражнения Второй недели берутся, прежде всего, в тех случаях, если упражняющийся находится перед важными жизненными решениями. И в своей сокращенной форме Духовные упражнения могут дать глубокий духовный опыт, который способен изменить жизнь человека.

Размышления над Священным Писанием

Важнейшим образом молитвы для Игнатия является размышление над Священным Писанием. В упражнении, которое длится около часа, упражняющийся совершает следующие шаги: в начале он должен принять положение, в котором он сможет находиться в течение последующего часа. Игнатий оставляет за ним полную свободу в выборе позы. Чтобы достичь покоя можно несколько минут сконцентрировать свое внимание на теле и сосредоточиться на своем дыхании. Мысли и чувства, которые все еще отвлекают нас от созерцания Священного Писания, мы можем сознательно воспринимать еще какое-то время и затем отложить небольшим усилием воли. Упражняющийся просит Бога о том, чтобы в этот час его мысли и намерения были направлены на Него. Он молит о том, чтобы слышать, что Бог хочет сказать посредством слов Священного Писания.

Сопровождающий затвора предлагает упражняющемуся определенный текст из Священного Писания. Второй шаг – это чтение текста. С размышлением упражняющийся соединяет некое намерение или желание: например, во время Первой недели он размышляет над текстом, с помощью которого он желает познать свои грехи и обрести раскаяние. Или читая рассказ об исцелении, он желает познать темные пятна в своей жизни и получить исцеление. Во время Второй недели это может быть рассказ о призвании, размышляя над которым он желает получить ясность о своем призвании. Каким бы ни было его намерение, он предлагает его Богу: «Я прошу о том, чего хочу и желаю» (ДУ 48). Открывая свои желания и потребности Богу, упражняющийся одновременно отрывается для того, чтобы принять от Бога то, чтó Он желает даровать ему.

Третий шаг – «приготовление места». В своем воображении упражняющийся пытается как можно более нагляднее представить себе библейскую сцену. Так же как режиссер ставит пьесу на театральных подмостках, так и упражняющийся пытается инсценировать в своей душе тот текст Священного Писания, над которым он размышляет: Он может использовать при этом все свои чувства: зрение, слух, вкус, осязание, обоняние, пытаясь представить себе, чтó происходит на сцене. Слова, которые говорят действующие лица, можно громко произносить вслух. Можно попытаться почувствовать, что чувствуют они. Кстати, иезуитский театр эпохи барокко берет свои истоки именно в этой духовной практике.

Четвертый шаг – самоидентификация с действующими лицами библейского отрывка. Упражняющийся находит в чувствах, словах, поведении библейских персонажей свои чувства, свои слова, свое поведение. Например, он узнает себя в фарисее и ужасается этому сходству. В слепом нищем он видит свои собственные недуги, свою радикальную потребность в исцелении. В учениках Иисуса, оставляющих свою прежнюю жизнь ради следования Ему, он открывает для себя возможности новых жизненных ориентиров, возможность оставить некоторые из своих прежних привычек и посвятить себя служению ближнему. В самом Иисусе он обретает образец служения бедным, милосердия к грешникам, критики фарисейства, верности своему призванию … Часто самоидентификация с библейскими персонажами приводит упражняющегося, даже если он уже и до этого был знаком с этими текстами, к поразительным открытиям. Конфронтация с библейскими образами и сюжетами позволяет проявиться некоторым экзистенциальным аспектам жизненного пути, правда выходит наружу, вызовы принимаются. Жизнь становится богаче, радость и боль чувствуются острее.

Пятый шаг: упражняющийся формулирует в словах молитвы то, что ему открылось в размышлении. Открывшееся ему в библейском тексте, то, что его взволновало, он рассказывает Богу в своей молитве. Он обращается к Богу Отцу или к Иисусу. Игнатий рекомендует также обращаться с молитвой к Марии, в которой воплощается женский аспект божественного, и поэтому затрагивает другие струны молящейся души. В молитве упражняющийся выражает действительно все, что возникло в его душе. Молитва должна быть радикально честной. Как и в подлинно глубокой человеческой дружбе можно говорить обо всем, включая и самые интимные вещи, так и в молитве все, что рождается в молящейся душе, должно быть предложено Богу. Молитва не имеет целью получить от Бога что-то, чего бы Он не дал без молитвы. Цель молитвы заключается скорее в том, чтобы открыться для воздействия Божия и таким образом позволить Ему изменить самого себя.

По прошествии часа, отведенного для размышления, упражняющийся в течение 15 минут рефлектирует дарованный ему опыт. Он размышляет о том, что произошло с ним во время этого часа. Что ему удалось, а что нет, что ему открылось, каков плод его размышления. Он благодарит Бога за то, чтó Тот даровал ему. Если ему кажется, что он был недостаточно внимателен, то он пытается установить причину этого, просит Бога о прошении и обещает исправиться впредь. Чтобы лучше сохранить плоды упражнения, рекомендуется делать записи.

Духовные упражнения в повседневной жизни

В одном из своих примечаний (ДУ 19) Игнатий упоминает о возможности иной формы духовных упражнений. Упражняющийся при этом не уединяется в специальном месте с тем, чтобы в течение нескольких дней или недель полностью посвятить себя духовным упражнениям, а совершает их в повседневной жизни, параллельно со своими обычными занятиями. В течение нескольких недель или месяцев он ежедневно посвящает полтора часа духовному размышлению и молитве. Несколько лет назад эта форма духовных упражнений получила второе рождение и широко практикуется под названием «духовных упражнений в повседневной жизни». Во многих местах она приобрела большую популярность как простая и эффективная форма духовных упражнений. Участницы и участники встречаются, как правило, вечером один раз в неделю и говорят о своем опыте, полученном в течение прошедшей недели, и получают необходимые наставления от руководителя на следующую неделю. Каждый выбирает себе удобное время для молитвы и размышления. Обычно таким временем становятся утро или вечер.

По сравнению с «классическими» упражнениями упражнения в повседневной жизни обладают своими преимуществами и недостатками. Так как человеку мешает шум его повседневной жизни, отвлекая его от его внутреннего пути, то эта форма упражнений не ведет к такой глубине личного опыта, как упражнения, совершаемые в полном затворе. Однако то, что опыт повседневной жизни является составной частью процесса упражнений, может стать их преимуществом. Таким образом, человеку легче избежать опасности того, что, испытав в затворе необыкновенно глубокие переживания, он, вернувшись к повседневной жизни, слишком быстро растеряет их духовное плоды, и долгосрочной перспективе упражнения не будут иметь желаемого действия. Так как упражнения в затворе требуют много свободного времени и означают определенные материальные затраты, то упражнения имеют то преимущество, что они доступны более широким слоям верующих. Требуется, разумеется, высокая степень личной дисциплины, чтобы ежедневно вести интенсивную молитвенную жизнь. Эта духовная дисциплина может стать плодом подобных духовных упражнений. Упражнения в повседневной жизни помогают ищущему христианину развить живую повседневную духовность.