Смерть и новая жизнь: рассказ евангелиста Иоанна о воскресении Лазаря за две недели до Пасхи более непосредственно, чем до сих пор в литургии слова, готовит нас к празднованию главного праздника нашей христианской веры – Пасхи смерти и Воскресения Господа Иисуса Христа. С другой стороны, насколько же актуальна эта история, когда мы думаем об эпидемии, охватившей почти весь мир и уносящей тысячи жизней!

Многие из тех, кто заболели, возвращаются к нормальному существованию (некоторые из них, с помощью современной медицины, почти как Лазарь, который вернулся из «потустороннего мира») … В комментариях о том, что происходит вокруг, часто можно услышать мнение, что наш мир не будет таким же, как раньше, после этой эпидемии. Это, безусловно, «знак времени», на который Церковь – все мы, верующие, – должна найти ответ в духе веры, и Евангелие Христово для нас в этом – первая помощь и источник.

Да, Евангелие в эпизоде ​​с Лазарем напоминает нам о реальности смерти, от которой ни один человек не убежит. Евангелист Иоанн представляет во всей трагичности сообщество людей перед лицом смерти, действуя как настоящий мастер и художник, позволяя внимательному читателю ощутить смерть всеми своими чувствами: видеть детали драматической сцены; услышать горе и отчаяние в голосах сестер Марты и Марии; почти ощутить вкус горечи их слез; обонять запах мертвого тела; почувствовать огромную тяжесть камня, который закрывает могилу … По крайней мере, для некоторых из нас эти элементы сцены Евангелия напоминают тяжелые моменты смерти наших близких или друзей … Плач – самая выразительная человеческая реакция на смерть: выражение беспомощности, безнадежности.

Даже Сам Иисус плачет: Его слезы о друге соединяют нашего Господа со всеми людьми, которые испытывают горечь разлуки со своими близкими. Они показывают солидарность Сына Божьего с судьбой человечества – нашей истории, которой коснулась смерть. Но слезы Иисуса не являются выражением безнадежности: это слезы милосердия, которые показывают Его желание и готовность изменить судьбу человека. То, что Иисус делает с Лазарем, является знаком того, что Он сделает, чтобы спасти все человечество, каждого из нас, от смерти. Иисус не боится запахаи смерти – Он настаивает на том, чтобы открыть могилу, несмотря на протест Марфы, потому что своим голосом – голосом, который призвал всё к существованию, Он один в силах вернуть своего друга к жизни.

То, что Иоанн Евангелист описывает как действия Христа «физически» для Лазаря, имеет для нас значение в более широком, глобальном и более глубоком смысле. Потому что смерть в ее физическом измерении, согласно Писанию, не является главной человеческой проблемой. То, что более важно и трагично, – это духовная смерть: существование, в котором человек не живет жизнью Бога, а гниет внутри подобно мертвецу. Пусть это не прозвучит как пессимистический диагноз или угроза, чтобы заставить кого-то жить в страхе. Эпидемия коронавируса может послужить нам уроком: существуют также духовные «вирусы», которыми мы можем заразиться, если мы не можем защитить себя, если у нас слабый иммунитет и мы страдаем от различных хронических духовных болезней и не следуем добрым советам духовных врачей …

То, что Евангелие говорит нам о ситуации Лазаря и его возвращении к жизни, которое совершает Иисус, не относится к будущему воскресению тела в конце времен, о котором также вспоминает Марта и в которое мы также верим и ожидаем. Это Евангелие – о духовном состоянии человечества и каждого из нас, нуждающихся во спасении. Бог дает нам возможность вместе с Марфой исповедовать Иисуса как Мессию, нашего Спасителя, наше воскресение и жизнь: исповедовать не просто повторяя формулу, но очень лично, поскольку Сам Иисус обращается ко мне и к тебе лично. Не случайно Иоанн говорит о Лазаре как о друге Иисуса. Опять же, не только Лазарь, но и каждый ученик Иисуса – Его друг. Насколько привычна эта мысль для нас, такое отношение к Иисусу – как к другу? Наша христианская вера не может быть ничем иным, как личными отношениями с Господом Иисусом, нашим Братом и Другом, и в то же время нашим Спасителем. Посредством литургии в это воскресенье Церковь дает нам возможность встретиться с Иисусом в Евангелии именно как с тем, кто воскрешает своего друга, возвращает его к свету жизни.

Хочу предложить вам обратиться к молитвенному методу, который используется в «Духовных упражнениях» св. Игнатия Лойолы, чтобы встретиться с Иисусом через слова Евангелия.

Этот способ общения с Богом основывается на той истине, что Евангелие – это такая книга, такое творение, в которое мы приглашены войти. Евангелие написано для нас – оно актуально, живо в каждое время и для каждого слушающего. Более того – в Евангелии есть место для каждого из нас: оно приглашает нас войти в ту историю, которую рассказывает, приглашает нас найти для себя место в том пространстве, которое вос-создает. Это так благодаря тому, что через это Слово к нам обращается Господь. Как мы можем войти в это пространство Евангелия? – При помощи нашего воображения: мы стараемся представить место, людей, звуки и голоса, даже запахи и вкусы… Сегодняшний евангельский отрывок насыщен многими деталями именно для подобного рода молитвы. Можем позволить себе дотронуться до предметов и людей. Достаточно одного или нескольких моментов, которые позволят нам соприкоснуться с миром Иисуса и прежде всего с Ним самим, чтобы обрести обильный плод для нашей веры.

Мы можем поступать так, как Марфа, говоря: «я верю, что воскреснет мой брат в воскресении мертвых», т.е. в конце времен, т.е. мы “отодвигаем” встречу с Богом и с Иисусом “на потом”, на момент суда, в неопределенное будущее… Между тем, Иисус – это Иммануил, «Бог-с-нами», как Он обещает ученикам в конце Евангелии от Мф: «вот, Я с вами во все дни, до скончания века». До, а не только после. После – тоже, но и до. И это Его присутствие отвечает нашей потребности, нашему желанию – быть в единении с Ним уже в этой жизни. Вступая в молитву, стоит признать и вслушаться в это желание: быть с Богом, узнавать всё больше Христа как Спасителя, как Учителя, но также как брата и друга (чтобы больше любить Его и вернее следовать за Ним, как говорит св. Игнатий).
Иисус, как и Бог, не навязывает себя, нам со своей стороны нужно выйти навстречу, как это делает Марфа, а затем Мария. В нашем созерцании Евангелия мы можем позволить себе обнять Иисуса, как это сделали сёстры; можем броситься Ему на шею. Важно постараться представить место, в котором всё происходит: дорогу, кладбище, деревню Вифанию, деревья, небо…

Здесь мы можем не просто увидеть, но и постараться ощутить тяжесть круглого камня, отделяющего мир живых от мира, в который перешел Лазарь. Этот камень может образно выражать тяжесть наших проблем и житейских трудностей; нам часто действительно тяжело сдвинуть их с места… но в конечном счёте этот камень, припечатывающий гроб умершего Лазаря, указывает на неумолимость смерти также в нашей реальности: смерти наших близких (которая иногда наступает неожиданно слишком рано), и в конце концов нашей собственной смерти. Смерть означает конец какого-то материального процесса, наших привязанностей к конкретным физическим реалиям; но, как это ясно видно в нашем евангельском эпизоде, намного более болезненно мы переживаем смерть как меч, обрубающий наши эмоциональные связи.  
И именно это отчаяние выражают упреки сначала Марфы, а затем Марии к Иисусу. В нашем созерцании мы также обращаем внимание на голоса, слова, звуки, интонации. «Если бы Ты был здесь, не умер бы наш брат». – Иными словами, «где Ты был, когда мы больше всего в тебе нуждались?» – так можно перефразировать этот вопрос, и наверное большинство наших упреков по отношению к Богу: «Почему Ты бездействуешь, как Ты допускаешь такое?» Часто мы заглушаем в себе такие вопросы, потому что научены, что неприлично так обращаться к Богу, «на всё есть воля Божия», хотя эту волю мы не понимаем и она нам кажется жестокой. Между тем, Иисус выслушивает упреки сестёр, и Он готов выслушать и наши упреки – лучше их высказать, чем держать зажатыми в себе – в один прекрасный день они могут нас взорвать. Но нам также нужно учиться вслушиваться в ответ Иисуса. Давайте поближе прислушаемся к диалогу Марфы с Иисусом: «Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». Это упрек, обращенный в прошлое, которое уже невозможно изменить. После того, как Иисус заверяет Марфу: «Воскреснет брат твой», Марфа перемещается в далекое будущее: «Верю, что воскреснет в конце времен». Иисус же просит её верить и надеяться на Него здесь и сейчас. Мы также часто живем или в сожалении о прошлом, или в мечтаниях о будущем, в то время как главное – это быть в настоящем и верить во Христа, который действует здесь и сейчас. 

И далее мы слышим нечто большее: не просто голос Иисуса, убеждающий или объясняющий, а голос, зовущий умершего Лазаря по имени – голос, который сильнее смерти, потому что всё призывает к жизни. И этот голос обращен также к нам, и особенно тогда, когда зло и смерть затягивают нас, торжествуют над нами; когда кажется, что всё потеряно и не имеет смысла. Хотя Лазарь, вернувшись к жизни, умрет снова, однако Иисус показывает свою власть над смертью. Смерть уже не является последним словом. Смерть – это лишь сон, после которого мы пробудимся к новой жизни.

Есть еще одна деталь, связанная с этой реальностью смерти, и она также может стать предметом нашей молитвы: запах. Неприятный запах – зловоние от разлагающейся плоти, от которой хочет оградить Иисуса (и всех присутствующих) Марфа. Из-за того, что мертвое тело источает запах смерти, его намазывают благовониями и в конце концов изолируют, подальше от мира живых. Но Иисуса не останавливает это зловоние смерти; Его не останавливает всё то, что нам неприятно в нас самих и что мы предпочитаем прятать, не трогать, не выставлять напоказ, и что возможно отрицаем в себе. Потому что сила и слава Божья проявляются именно в том, что из смертного зловония Бог – через Иисуса, своего Сына – производит благоухание жизни.

 Иисус проливает слезы в знак сострадания со своими друзьями; но парадоксально уже в самом начале этой истории Он выражает радость, потому что знает, что Слава Божья проявится в жизни Его друзей, через Него самого.

Этот евангельский отрывок готовит нас к празднованию Тайны, к которой нас подводит весь литургический период Великого Поста – к тайне Воскресения Христа, в котором и мы воскреснем для новой жизни. Но уже в этой жизни нам дана способность жить пасхальной тайной: созерцать действие Бога, который преображает смерть в жизнь. Наша болезнь, слабость, наши неудачи, проблемы и трудности, и даже смерть – это не поражение, не триумф зла, а возможность для того, чтобы проявилась Слава Божья – так, как это произошло для Лазаря, Марфы и Марии.

Дорогие братья и сестры, для того, чтобы по-настоящему проникнуться этим Пасхальным видением нашей жизни, мы нуждаемся в общении с нашим Господом, братом и другом – Иисусом Христом; мы нуждаемся в том, чтобы нашими духовными органами чувств переживать ту Благую Весть, которая действенна и сегодня. Мы встречаемся с Ним через живое слово Его Евангелия, в которое Он приглашает и нас войти, вместе с нашей жизнью, с нашими скорбями, с нашими упреками. Не будем бояться найти себе место там, в этой и в иных евангельских сценах, дотронуться до Христа, услышать Его голос, посмотреть Ему в глаза, ощутить Его дружеский, любящий и принимающий взгляд… Иисус призывает и собирает вокруг себя учеников – и для нас как для учеников Христа, есть место рядом с Иисусом. Мне бы очень хотелось, чтобы каждый из вас – как самостоятельное духовное упражнение, или даже упражнения, если вы будете вдохновлены сделать это несколько раз – как домашнее задание –  вернулся к этой евангельской главе – 11-й главе Евангелия от Иоанна – к тем образам, звукам, запахам, которые мы постарались представить вместе, или может быть к другим, на которые вас вдохновит ваша молитва – и пусть такая встреча с Господом ближе соединит нашу жизнь с Ним, позволит нам больше любить Его и вернее следовать за Ним.

О. Виктор Жук SJ